Жизнь Будды: Девадатта

lotusНа тридцать седьмой год после Просветления Будды, когда великому мудрецу из рода Шакьев исполнилось семьдесят два года, возникла серьёзная угроза, как его собственной жизни, так и единству Сангхи. Среди бхикшу был монах по имени Девадатта, сын Супрабудды, вельможи из клана Шакьев, который был похоронен в Капилавасту. Мать Девадатты приходилась Будде тёткой, поэтому Девадатта был одновременно двоюродным братом и зятем Будды. Он присоединился к странствиям вместе с теми принцами Шакьев, которых привёл к Будде цирюльник Упали. В отличие от других, Девадатта не достиг ни одного из уровней реализации. Тем не менее, он был доброжелательным, обаятельным, достойным подражания бхикшу, который пользовался всеобщей любовью и служил примером для многих в Сангхе. Более того, хотя он так и не смог достичь чистого видения Четырёх благородных истин, он стал довольно искусен в демонстрации своих сверхъестественных способностей.

Однажды, во время медитации в уединении, у него, без всякой видимой причины, возникла идея добиться славы и богатства. Вместо того чтобы просто отпустить эту мысль, Девадатта дал волю воображению, и стал строить планы по достижению цели. Так ему на ум пришла идея добиться преданности принца Аджаташатры, сына и наследника короля Бимбисары. Девадатта превратился в обнажённого ребёнка, оплетённого извивающимися змеями, и в таком виде внезапно появился на коленях сидящего принца. Того охватил смертельный ужас, но Девадатта мягко сказал ему: «Успокойся, мой дорогой принц, разве ты не видишь, кто я? Я — Девадатта». Затем он предстал в своём обычном облике: в рясе и с чашей для подаяний.

Испуганный принц стал преклоняться перед Девадаттой. Он денно и нощно прислуживал честолюбивому монаху, с расточительной щедростью одаривая его самой лучшей едой, которую приносили Девадатте вереницы богато одетых слуг. Окружённый столь явными знаками почтения, Девадатта быстро прославился и достиг высокого положения среди населения Раджгира. Он упивался своей новой властью, и всё новые честолюбивые планы будоражили его воображение. Теперь он задумался о том, как сместить Будду и захватить руководство Сангхой в свои руки.

Однако, едва эти мысли обрели форму в уме Девадатты и переросли в ясные намерения, его сверхъестественные силы растворились, как ни бывало.

В это время, следуя обычным путём странствий, Татхагата пришёл в Раджгир. Монахи рассказали ему о восхождении Девадатты к власти, о том, что Аджаташатра практически возвёл его в ранг божества, а сам Девадатта не в силах отбросить прочь все эти почести. Благословенный ответил монахам, что им не только не стоит завидовать мирской славе Девадатты, но, напротив, думать, что вся эта ситуация нехороша для него. Чем более она продлится, тем скорее приведёт сбившегося с пути монаха к гибели.

Однажды Будда учил Дхарме большое собрание людей неподалёку от города. При этом присутствовали многие аристократы из Раджгира, включая самого короля. Улучив момент, Девадатта подошёл к Будде, распростёрся перед ним на земле и, во всеуслышание, обратился к немус такими словами: «Сейчас Благословенный стар, он достиг преклонного возраста, пришла последняя пора его жизни, близок его конец. Благословенному нужен покой. Ему стоит оставить свои труды и провести остаток дней в благостном размышлении над Дхармой. Пусть же, помня об этом, Благословенный передаст руководство Сангхой мне. Я буду хорошо управлять ею».

«Оставь эту мысль, Девадатта», — ответил Будда, — «не стремись управлять Сангхой».

Девадатта не обратил внимания на ответ Будды и громко повторил свои слова. Будда повторил свой ответ. Девадатта в третий раз произнёс эту дерзость. Тогда Будда сказал ему: «Я бы не передал руководство Сангхой даже таким великим бхикшу как Шарипутра и Мадгалаяна. Зачем же мне передавать его тебе, если ты похож на неприятный привкус во рту, от которого хочется избавиться?».

Это было горьким унижением для Девадатты. Будда похвалил Шарипутру и Мадгалаяну и низверг его самого. Даже несмотря на это, Девадатта смог продемонстрировать видимость уважения к Татхагате: поклониться со сложенными руками и удалиться вполоборота.

Сразу после этого инцидента Благословенный объявил собранию Сангхи о том, что необходимо публично отречься от Девадатты. Нужно было объявить в Раджгире, что Девадатта, в прошлом достойный монах, изменился, и больше не может представлять Сангху. Таким образом, Сангха слагает с себя ответственность за дальнейшие действия Девадатты. Затем Благословенный обернулся к Шарипутре и сказал ему, что объявить об этом в Раджгире должен именно он.

«Но, Благословенный, до настоящего времени я хвалил Девадатту в присутствии других людей, говоря им о том, насколько тот хорош и силён. Как я могу теперь пойти туда и отречься от него?».

«Говорил ли ты правду, когда хвалил его?».

«Да, мой господин».

«Будет ли правдой то, что ты скажешь, отрекаясь от него?»

«Да, мой господин».

Итак, Шарипутра отправился в Раджгир в сопровождении других монахов и там публично отрёкся от Девадатты. Среди людей быстро возникли разные мнения по этому поводу. Одни говорили, что это публичное отречение связано с ревностью к Девадатте со стороны последователей Будды. Другие говорили: «Раз уж сам Благословенный отрёкся от Девадатты, значит с тем и вправду произошло нечто ужасное».

buddha-life1В свою очередь Девадатта отправился к принцу Аджаташатре и сказал: «Мы можем взять всю власть в свои руки. Зачем нам дожидаться смерти этих стариков? Можно и самому умереть в ожидании, так и не став королём. Поэтому убей Бимбисару и стань королём, а я убью Благословенного и стану Буддой!».

Аджаташатра подумал: «Раз Девадатта так силён, он наверняка знает, что делать». Поэтому он спрятал под одеждой нож и попытался проникнуть в покои Бимбисары. Но королевская стража схватила и допросила его. Аджаташатра признался, что задумал убить своего отца, а надоумил его Девадатта. Король приказал привести сына к нему и спросил: «Зачем ты хочешь убить меня, сын?»

«Я хочу править этим королевством, мой господин».

«Так тому и быть», — сказал Бимбисара. Вскоре он отрёкся от трона в пользу Аджаташатры, оставив за собойлишь небольшую часть королевских богатств. Позже, когда его жажда власти стала ещё сильнее, Аджаташатра стал ревновать даже к той крохе богатства и власти, которую Бимбисара оставил себе. Бывший король был брошен в тюрьму, где умер голодной смертью.

Поскольку Аджаташатра стал королём, Девадатта попросил его послать нескольких солдат для того, чтобы убить Будду. Аджаташатра вызвал солдат и передал их под командование Девадатты. Тот разработал сложный план. Одному солдату он рассказал, где живёт «монах Гаутама» и приказал ему отправиться туда и убить Будду, а затем возвращаться определённой дорогой. На этой дороге он расположил ещё двоих солдат, которые должны были убить возвращающегося убийцу. Сделав это, они должны были возвращаться по дороге, где их поджи дало ещё четверо, которым было приказано убить этих двоих. Затем восемь человек должны были убить четверых, а шестнадцать человек — восьмерых.

Тот солдат, который должен был убить Будду, вооружился мечом, луком со стрелами и отправился выполнять поставленную перед ним задачу. Но, приблизившись к тому месту, где находился Будда, солдат почувствовал некоторое смятение. Когда он подошёл ещё ближе, это смятение превратилось в страх. В конце концов, он застыл от ужаса, не в силах ступить и шагу. Благословенный заметил его и сказал: «Подойди поближе, мой друг, не бойся». Солдат отшвырнул оружие и бросился к ногам Благословенного. Он сознался в своих намерениях и попросил Будду о прощении.

Будда сказал ему, что он поступил неправильно, но, поскольку он заметил свою ошибку и признал её, это можно простить. «Вот как можно расти в Дхарме», — объяснил он, — «замечая запутанность и признавая её таковой». Затем Будда начал передавать ему постепенные наставления, до тех пор, пока этот человек обрёл чистое видение Дхармы, осознав, что всё появляющееся — исчезает. Будда продолжал наставлять его, и солдат достиг уровня независимого знания, который более не нуждается в подтверждении со стороны других. Он попросил Благословенного, чтобы тот принял его в ученики.

Затем Татхагата сказал ему: «Друг, не ходи этой дорогой, ступай назад другим путём».

Те двое, которым было приказано убить первого солдата, должно быть устали его ждать и пошли посмотреть, что с ним произошло. Они дошли до места, где под деревом сидел Будда. Там они распростёрлись перед ним на земле, и потом сели рядом. Будда дал им наставления, и они тоже попросили его о том, чтобы он принял их в ученики. Затем он указал им безопасный обратный путь. С группами из четырёх, восьми и шестнадцати человек, когда они дошли до Будды, произошло то же самое.

buddha-life2Когда Девадатта узнал о провале своего плана, он решил убить Будду собственноручно. Мстительный монах блуждал в поисках Татхагаты, следил за ним издалека, сновал в тени большой скалы на Вершине Грифа. Девадатта взобрался на скалу с обратной стороны, расшатал большую глыбу и обрушил её на Благословенного. Но эта глыба быстро застряла между двумя скалами выше того места, где проходил Просветлённый, и единственный вред был причинён ему большим осколком, который глубоко вонзился в ногу Татхагаты.

Рана причиняла Татхагате огромную боль во всём теле. Он спокойно и без жалоб переносил её, но ему пришлось удалиться в свой дом и отдохнуть там несколько дней. Лёжа на правом боку, он пребывал в непоколебимом осознавании. В это время появился Мара и стал упрекать Будду в слабости. Благословенный, однако, немедленно узнал его, и, поняв, что пойман вновь, Мара исчез.

Через несколько дней Будда услыхал тревожные голоса с улицы. Он позвал Ананду и спросил, что происходит. Тот рассказал, что Сангхе стало известно о том, что на жизнь Благословенного были совершены покушения, а вдохновителем и организатором их был Девадатта. Всё новые бхикшу и бхикшуни прибывают отовсюду, окружая дом кольцом, и распевают защитные мантры. Благословенный попросил Ананду созвать всех вместе. Затем он обратился к ним: «Бхикшу, ни один из Татхагат не может быть убит посредством насилия. Если Татхагата умирает, причиной этого не может стать насилие. Возвращайтесь домой, Татхагата не нуждается в защите».

В это время Девадатта изобрёл новый план убийства Будды. В Раджгире, по королевскому приказу, для военных целей держали безумного слона-человекоубийцу по имени Налагири. Чтобы поддерживать его злобный настрой, в воду, которую ему давали для питья, подмешивали изрядную долю алкоголя. Девадатта узнал, что Будда придёт просить подаяния на одну из городских улиц, и в этот день подкупил смотрителей слона, чтобы те подмешали ему в два раза больше алкоголя и в подходящий момент выпустили его на улицу. Налагири был выпущен, и заметил Благословенного, который на противоположном конце улицы как раз начал собирать подаяние. Слон поднял свой хобот, затрубил и затем, охваченный безумием, устремился по улице, намереваясь уничтожить крошечную фигурку в рясе.

Монахи заметили слона издали и стали уговаривать Будду уйти с этой улицы. «Это же безумный слон-человекоубийца Налагири!», — кричали они.

«Я говорил вам», — спокойно произнес Будда, — «что невозможно убить Татхагату, прибегая к насилию. Бояться нечего».

Монахи продолжали настойчиво уговаривать Будду уйти с улицы. Он не обращал на них никакого внимания и продолжал идти. Люди собрались у окон больших домов знати и маленьких хижин бедноты, чтобы посмотреть, чем закончится предстоящее столкновение. Одни говорили: «Сейчас этот великий монах, облик которого так прекрасен, будет сметён и изуродован безумным Налагири!» Другие говорили: «Сейчас один великий слон столкнётся с другим».

buddha-life3Монахи разбежались кто куда. Ананда попытался было встать перед Буддой, чтобы принять удар на себя, но Будда взял его за руку и убрал с дороги. Затем он окружил обезумевшего зверя полем любящей доброты. Безумный слон опустил свой хобот и замедлил бег. Затем он остановился в нерешительности и замотал своей огромной головой из стороны в сторону, после чего засеменил рысцой и, наконец, встал перед Татхагатой. Будда поднял правую руку и прикоснулся к межбровью Налагири. Затем он мягко, вполголоса, обратился к нему: «О, великий слон, не убивай другого слона, большого слона Татхагату. Такой поступок принесёт тебе бесконечные несчастия. Оставь своё высокомерие и безумие, великий слон. Следуй тем путём, который принесёт тебе будущее счастье». После того, как Татхагата немного поговорил со слоном таким образом, Налагири собрал пыль из-под ног Татхагаты и посыпал ею свою голову. Затем он уполз, пятясь задом. Только удалившись довольно далеко по улице, слон повернулся и вернулся обратно в своё стойло. Скоро на улицах распевали такую песню:

Одни укрощают кнутом,
Другим нужны палки и розги,
Но Будда усмирил слона без единого удара.

После этого происшествия среди людей распространилось общее осуждение подлых нападок Девадатты на великого монаха, сила и мудрость которого были столь очевидны. Большинство вчерашних последователей утратившего доверие интригана отвернулись от него. Аджаташатра, похоже, тоже не видел более возможным поддерживать его. Но у Девадатты ещё было определённое количество последователей в самой Сангхе.

Когда обильные поставки продовольствия из города прекратились, Девадатта вместе со своими последователями, большими компаниями, стал приходить в дома обычных людей в поисках запасов еды. Это принесло трудности и вызвало возмущение среди людей. Бхикшу рассказали об этом Будде. Благословенный был вынужден ввести новое правило, ограничивающее количество монахов до трёх, которым было позволено принимать приглашение зайти в один дом. Это правило, введенное Буддой, подтолкнуло Девадатту к следующему плану. Рассудив, что дальнейшие физические атаки на Будду будут неудачны, он и его последователи изобрели новый план — произвести раскол в Сангхе. Его последователи были настроены скептически в отношении возможности победить Будду, но Девадатта разработал новый план, благодаря которому ему всё-таки удалось вовлечь их.

Зная, что люди идеализируют самоотречение как высшую духовную цель, он отправился к Будде и предложил пять правил строгого поведения для членов Сангхи: они должны оставаться в лесах и никогда не жить в населённой местности; питаться только той пищей, которая собрана как подаяние и никогда не принимать приглашений ради пищи; носить только одежду, сшитую из выброшенного тряпья и никогда не принимать одежду в дар; жить только на открытом воздухе вне убежищ; не есть рыбу и мясо. Он предложил каждое нарушение этих правил карать исключением провинившегося из рядов Сангхи.

Будда посчитал эти правила слишком строгими. Он постановил, что члены Сангхи вольны жить в лесах или деревнях, питаться подаянием или принимать приглашения от хозяев домов, носить выброшенную одежду или носить то, что им по душе. Они могут жить как на природе, так и в убежищах на протяжении восьми месяцев в году, но должны обязательно скрываться в убежищах в сезон дождей. Мясо и рыбу можно есть в том случае, если не видно, не слышно или нет подозрений, что существа были убиты специально для едока. Именно этого правила и ждал Девадатта. Он и его последователи немедленно распустили среди членов Сангхи слух, противопоставляя факты. Они представляли свою сторону под руководством Девадатты как истинных последователей чистой и строгой Дхармы и говорили о том, что последователи Будды — распоясавшиеся любители роскоши. «Приходите к нам», — говорили они, — «мы будем следовать Девадатте и соблюдать пять правил добродетели». Многие последовали Девадатте, поскольку сочли самоотречение более высоким и благородным путём.

Когда Благословенный узнал об этом, он лично говорил с Девадаттой, и прямо спросил его, не пытается ли тот, как это может показаться со стороны, намеренно разрушить единство Сангхи. Девадатта признал, что это так. Будда попытался вернуть его на землю. Он сказал Девадатте, что тот и так создал для себя ужасающие кармические последствия, пролив кровь Татхагаты, когда осколок скалы ранил его в ногу. «Создание раскола в Сангхе — это очень плохо», — сказал ему Будда, — «но воссоединение приносит много заслуги».

Беседа подобного рода не произвела на Девадатту никакого впечатления. Вскоре, после этой встречи, он распространил весть о том, что на следующий день после посадха он проведёт собственную церемонию со своей собственной Сангхой и прочтёт собственную версию Пратимокши. «Я буду руководить общиной», — сказал он, — «и принимать решения в отношении нарушителей свода правил». Затем он и его люди попытались убедить как можно большее количество членов Сангхи прийти к Девадатте. «Все, кому по душе пять правил добродетели, должны присоединиться к нам», — говорили они.

В это время поблизости находились пятьсот бхикшу из области Вайшали, которые были новичками в Сангхе. Новый, более строгий свод правил, произвёл сильное впечатление на них, и думая: «Вот истинное учение», — они решили следовать Девадатте. Так он добился успеха в создании раскола в Сангхе.

buddha-life4На следующий день Девадатта и его последователи отправились в Гайяшришу в сопровождении пяти сотен новых бхикшу. Шарипутра и Мадгалаяна принесли эту новость Будде. Тот спросил своих главных учеников, не испытывают ли они сочувствия к тем пятистам монахам, попавшим под влияние Девадатты.

«Да, господин», — ответили они.

«Тогда отправляйтесь туда и спасите их, пока не стало слишком поздно», — сказал Будда. Двое учеников немедленно отправились в Гайяшришу. Когда они ушли, монах, стоявший рядом с Буддой, разразился рыданиями. Будда спросил его: «Почему ты плачешь, монах?». «Как только Шарипутра и Мадгалаяна придут в Гайяшришу, Девадатта победит их, и они тоже выступят против Благословенного», — сказал монах сквозь слёзы. «Будь спокоен, бхикшу. Даже не думай, что это возможно. Произойдёт нечто совершенно иное».

Когда два великих ученика Будды пришли в Гайяшришу, Девадатта сидел и учил своей доктрине в присутствии полного собрания своих последователей. Он заметил, что к месту собрания приближаются два наиболее выдающихся ученика Будды, и обратился к окружающим: «Посмотрите вон туда. Дхарма преподнесена верно. Даже Шарипутра и Мадгалаяна пришли, чтобы присоединиться к нам».

Старший советник Девадатты наклонился к нему и прошептал на ухо: «Отошли их прочь, господин. У них наверняка плохие намерения». «Отбрось эти трусливые мысли, мой друг», — ответил Девадатта. «Поприветствуй их, поскольку они пришли поддержать мою доктрину и высокое положение». Когда ученики Будды подошли на расстояние слуха, Девадатта обратился к Шарипутре и пригласил его подойти поближе и разделить с ним его учительское место. Шарипутра вежливо отказался. Ученики Будды присели в стороне. Затем Девадатта продолжил свои поучения. Наступила ночь, но он продолжал говорить, сопровождая свою речь характерными для Будды жестами, и с нарастающим красноречием проясняя отдельные моменты своей доктрины. Через некоторое время после начала второй стражи, он прервал поучения и обратился к ученику Будды: «Шарипутра», — сказал он, — «Сангха по-прежнему свободна от усталости и сна. Возможно, тебе на ум пришли слова Дхармы. У меня болит спина, я немного отдохну». «Как скажешь, друг», — сказал Шарипутра.

Затем Девадатта сложил вчетверо свою верхнюю рясу и лёг на правый бок в позе льва, подложив правую руку под голову, левую ногу поверх правой. Но Девадатта устал, его внимание рассеялось, и он быстро уснул. Шарипутра начал учить собрание, передавая последовательные наставления. Обладая очень тонким пониманием истинного смысла, лежащего за пределами слов учения, он мог говорить так, что содержание его речи удаляло завесы непонимания в умах бхикшу. После него место учителя занял Мадгалаяна. Легко читая умы собравшихся, он перестраивал содержание своих поучений в соответствии с их мыслями. Перед концом второй стражи два великих ученика Будды смогли привести большинство из этих пятиста новых бхикшу к чистому видению Дхармы, и те увидели, что всё возникающее — исчезает. Затем двое учеников Будды встали, и Шарипутра сказал: «Сейчас мы возвращаемся к Благословенному. Пусть все те, кто считает себя последователем Дхармы Будды, отправляется с нами». Собрание в полном составе присоединилось к Шарипутре и Мадгалаяне без всяких сомнений, и последовало за ними в Венувану, где пребывал Будда. Тем временем, главный советник Девадатты разбудил дремлющего узурпатора и сказал: «Я же тебе говорил! Шарипутра и Мадгалаяна увели с собой всех бхикшу, все они вернулись к Будде!». Когда Девадатта услышал об этом, он был настолько раздосадован, что кровь хлынула у него изо рта. Это был удар, от которого он так и не оправился. Вскоре после этого, смертельно больной, он попытался дойти до Будды, чтобы вымолить у него прощение, но умер, так и не дойдя. Когда Шарипутра и Мадгалаяна присоединились к Будде в Венуване, он спросил, как им удалось вернуть сбившихся с пути бхикшу.

«Мой господин», — ответил Шарипутра, — «Девадатта делал всё точно так же, как делает Благословенный. После того, как он долго учил ночью, он обратился ко мне с твоими словами: «Шарипутра, Сангха по-прежнему свободна от усталости и сна. Возможно, тебе на ум пришли слова Дхармы. У меня болит спина. Я немного отдохну». Затем он свернул вчетверо свою верхнюю рясу и лёг на правый бок, точно так же как это делает Благословенный. Но, вместо того, чтобы оставаться в сознании, он просто уснул. Таким образом, Мадгалаяна и я получили возможность обратиться к сбитым с толку бхикшу, и образумить их». После этого Благословенный обратился к собравшейся Сангхе: «Однажды, бхикшу, у большого лесного озера жили слоны. Они входили в воду и выдёргивали стебли лотосов своими хоботами, затем промывали их в воде, после чего могли жевать и глотать без грязи. Это было хорошо как для их внешнего вида, так и для их здоровья, это не приводило к смерти и не обрекало их на страдание. Но вот их детёныши, ещё не обученные взрослыми, тоже вошли в воду, и стали срывать лотосы своими хоботами, но, вместо того, чтобы смывать с них грязь, они жевали и глотали их вместе с илом. Это было плохо как для их внешнего вида, так и для их здоровья, и это привело к смерти и обрекло их на страдания. Вот и Девадатта, бхикшу, умрёт жалкой смертью, хоть он и подражал мне».

Подражавший мне, умирает смертью презренной,
Словно слонёнок, который наелся ила,
Пытаясь походить на взрослого слона,
Который ест лотосы,
Аккуратно смыв с них грязь.

После смерти Девадатты, Аджаташатра отправился послушать, чему учит Будда. Терзаемый укорами совести и глубоко тронутый поучениями Благословенного, отцеубийца распростёрся на земле перед Благословенным, признал свои ошибки и поклялся стать лучше в будущем. Затем он попросил Будду принять его в ученики, и Благословенный дал ему Прибежище в Трёх Драгоценностях.

Буддизм сегодня, №9, 2006


Ви можете придбати цей журнал зі зручною для вас доставкою в Дхарма-шопі за адресою dharmashop.org.ua