Медитация

DWBA19890_20060730_Kassel_rMB_DSC_9389-scrНепросто с помощью короткого объяснения в точности передать суть медитации. К этой теме можно подходить с разных сторон. Очень важно, чтобы медитация была неотделима от взгляда. Медитация не может существовать сама по себе и не ведет к Просветлению просто потому, Мы должны отдавать себе отчет, что мы практикуем для того, чтобы улучшить что-то в своем уме. Можно выполнять много формальных практик и даже стать выдающимся медитатором, но если вследствие этого в нашем уме не произошло никаких изменений – значит в действительности мы ничего не достигли. Медитация напоминает скальпель в руках хирурга, с помощью которого он осознанно делает надрезы –  надрезы в уме, удаляя одни вещи и помещая в него другие. Чтобы осознанно работать с умом, сперва нужно как следует понять буддийский взгляд, разобраться, что же на самом деле значит наша практика.

Взгляд – это совокупность различных концепций и идей. Мы не должны просто принимать их на веру, а сперва проверить, подтверждаются ли они в нашей жизни. Только после этого можно переходить к медитации, задачей которой является перенесение совокупности этих идей с уровня головы на уровень сердца. Благодаря медитации это должно стать частью нашего характера, частью нас самих. Если это получится, тогда, совершенно интуитивно и спонтанно, мы сможем «покоиться» в разных ситуациях, делая то, что будет самым правильным. Мы заметим, что, невзирая на старую привычку реагировать гневом или поддаваться ревности, мы в состоянии вспомнить, что в этом нет никакого смысла, и, в конечном итоге, наша реакция будет правильной.

Медитация не существует сама по себе, она всегда подкреплена каким-то взглядом. Ни одна медитация не может реализовать иной взгляд, чем тот, который был заложен нами с самого начала. И, конечно, у всех нас очень красивый всеобщий буддийский взгляд: мы доверяем тому факту, что можно полностью реализовать неограниченный потенциал ума и развить все наши совершенные качества. Также мы понимаем, что все явления нереальны. В то же время, хотя нам очень нравится информация о том, что все подобно сну, сколько таких, кто по-настоящему понимает, что это значит? С таким взглядом можно ходить по знакомым, рассказывая о буддизме как о чем-то необыкновенном, потому что Будда учил, что все явления напоминают сон. Мы можем сказать: «Вы пока этого не знаете, но мы уже очень близки к этому пониманию». И чувствовать себя при этом кем-то, кто лучше. Но речь не об этом.

0Ug8PILxEh0

Случается, что буддийское понимание как бы «проскальзывает» по поверхности нашего ума, и мы даже не отдаем себе отчет в том, что на самом деле руководит нашей жизнью. Быть может совершенно иной, самсарический взгляд скрывается в глубине нашего ума, на уровне сильных привычек и тенденций. Возможно, произойдет так, что если мы не обнаружим того, что, практикуя сложные медитации, мы незаметно, на тончайшем уровне, еще сильней погрузимся в обусловленное существование, из которого пытаемся вырваться.

Самая глубокая привычка в нашем уме – это считать явления реальными. Мы приписываем огромную силу и реальность потокам своих мыслей, депрессии, вспышкам ревности, болезням – практически всему, что переживаем на внешнем и внутреннем уровнях. Мы также уверены, что приятные переживания могут приносить нам длительное счастье. Хотя интеллектуально мы и понимаем, что все непостоянно, что опираться на то, что приходит и уходит, не имеет смысла, однако через какое-то мгновение мы снова переживаем очередную эмоцию, ситуацию или другие явления привычным для нас способом, начиная оценивать их. Мы думаем: «Это я люблю, это не люблю. Это приятно, а это неприятно. Это хочу, а это не хочу» и т.д. Затем мы пробуем схватить то, что нам нравится, а когда у нас это получается, мы по-прежнему не удовлетворены и продолжаем искать что-то лучшее или боимся потерять то, что имеем. Одно из главных испытаний самсары – это переживание потерь и неудовлетворенность.

То же происходит с вещами и чувствами, которые мы оцениваем как неприятные: мы не хотим этой боли или депрессии, не хотим переживать неприятные ситуации и поэтому, в большей или меньшей степени, нетерпеливы и раздражены, так как эти переживания все время приходят, и мы никак не можем избавиться от них.

Мир проявляется спонтанно и в действительности нельзя сделать так, чтобы происходило только то, что мы хотим. Мы не в состоянии ни задержать, ни оттолкнуть явления, мы можем только научиться надлежащим образом переживать все эти состояния. То, как мы реагируем на них, зависит от нашей кармы, от привычек, записанных в нашем подсознании. Медитация меняет эти привычки, преобразовывает наш способ реагировать. Благодаря ей мы учимся расслабляться, позволяем переживаниям и чувствам приходить и уходить, покоиться в том, что происходит.

Благодаря медитации мы приобретаем доверие к самому уму, к пространству, в котором появляются и исчезают все внешние и внутренние явления. Именно это доверие является одним из самых важных продуктов медитации. Развивая его, мы сможем избавиться от усилий и жесткости, благодаря чему наш ум станет непоколебимым, глубоким и совершенно спокойным. Тогда мы увидим мир по-другому – как чистый и совершенный, таким, каким он является на самом деле. Развивать правильный взгляд – это ни что иное, как перестать оценивать явления. Жизнь предоставит нам много случаев для тренировки такого подхода. В каждой новой ситуации мы будем сталкиваться со старыми привычками, со скрытым взглядом обусловленного существования. Чтобы выйти из этого замкнутого круга, необходим тот материал, который предоставляет нам повседневная жизнь, а также нужна формальная медитация.

meditation

Далай-лама сказал когда-то, что благодаря повседневным ситуациям мы можем учиться вплоть до седьмого уровня Бодхисаттвы, но дальнейшее развитие возможно только в медитации. Если посмотреть на истории из жизни древних мастеров Кагью, многие из которых уходили в горы на 10-12 лет и там достигали Просветления, после чего возвращались в мир и учили других, то это подтверждает его слова. Лама Оле шутит, что под конец своей жизни, он, как йогин, проведет несколько лет в уединении в медитации. Почему? Потому что последние завесы в уме, которые нужно удалить, очень тонкие. Казалось бы, что чем тоньше загрязнение, тем легче от него избавиться, но, в действительности, все несколько иначе: легче всего избавиться от самых грубых завес, например, мешающих эмоций. Относительно легко достигнуть Освобождения в течение одной жизни, но удалить привычки, вытекающие из неведения, очень трудно. Чтобы осуществить это, нужно действительно все время осознавать, что происходит в уме. Только тогда можно полностью познать его суть.

Как я уже говорил раньше, медитация закладывает позитивные привычки в ум. Первая из них — всегда быть осознанным и внимательным. Речь идет о том, чтобы ум осознавал сам себя. Замечая, как он опять следует за старой привычкой, за каким-то объектом, эмоцией или мыслью, начиная что-то создавать, мы отпускаем это явление и снова направляем ум к предмету нашего внимания. Такого рода опыт нелегко использовать в повседневной жизни, для этого нужна формальная медитация. Без нее будет непросто заметить, как в действительности функционирует ум.

Конечно, мы можем принимать взгляд Великой Печати, согласно которому все, что происходит в уме — совершенно: мысли убить тещу совершенны, потому что выражают богатство ума; наша злость совершенна, потому что у нее есть природа Будды; наша ревность совершенна и т.д. Ведь Будда сказал, что все совершенно, а значит и мы всегда совершенны. С одной стороны, это правда, но с другой, если мы просто примем этот взгляд, вероятней всего, в нашем уме не произойдет никаких изменений, так как, на самом деле, мы ничего не трансформировали. Вот почему, когда возникают неприятные ситуации, нам очень трудно с искренней радостью воскликнуть: «Какая классная ситуация!», – поскольку это только взгляд тоже является определенной концепцией. Чтобы это стало нашим непосредственным опытом, нужна формальная медитация — лаборатория, в которой можно спокойно изучать ум, свободный от внешних помех и рассеянности.

Успокоив поток ума, мы заметим, что определенные мысли появляются в нем беспричинно, спонтанно. Они не являются результатом наших опасений и не происходят из ожиданий. Они возникают не потому, что мы интенсивно планируем завтрашний день, и не тогда, когда мы размышляем о вчерашних событиях. В медитации мы можем увидеть, как появляется и исчезает череда мыслей. Мы также можем увидеть промежутки между уходящими мыслями и теми, которые следуют после них. Мы видим открытое пространство между мыслями и наблюдаем, как ум тут же следует за ними, начинает развивать и комментировать их. Мы наблюдаем целые потоки «дополнительных» и «искусственных» мыслей, которые заполняют все пространство между «главными» мыслями и чувствами.

Если в какой-то повседневной ситуации кто-то скажет нам, что существует пространство, мы, скорее всего, чтобы увидеть его, посмотрим на небо. Без медитации мы вряд ли сможем понять, что это определение намного шире. Мы не увидим наше «внутреннее пространство», свободное от какого-либо эмоционального или умственного окрашивания. Однако в результате практики, можно заметить, что пространство существует как между мыслями, так и пронизывает их самих. Пространство есть везде. Благодаря такого рода переживаниям мы увидим, как функционирует ум, и сможем понять, как работать с ним в повседневных ситуациях.

Окончательной целью медитации является достижение того, чтобы наш ум «покоился сам в себе». Мы должны понять, что все остальное — иллюзия, что единственным окончательным и истинным условием является ум, покоящийся сам в себе. Медитация позволяет нам избавиться от всяческих концепций и ограничений типа: «Этим я являюсь, а этим — не являюсь»; «Это я могу, а это — нет»; «Это хорошо, а это плохо» и т.д.

Благодаря практике, мы начинаем чувствовать себя в открытом пространстве, «как дома». Постепенно это переживание проникает так глубоко в нас, что возникает в каждой ситуации, и мы можем покоиться в собственной середине, независимо от того, что происходит. Мы ничего не отталкиваем и ни за что не цепляемся, не отрицаем и не улучшаем — мы можем просто быть. Естественно и без усилий.

Несмотря на то, что мы часто думаем иначе, в медитации, по сути, речь не идет о том, чтобы переживать что-то необыкновенное. Речь идет о том, чтобы полностью расслабиться. Благодаря тренировке мы сможем воссоздать это «спокойствие» в очередных жизненных ситуациях, когда появится ревность, агрессия или запутанность и, таким образом, сможем осознанно, с позиции свободного выбора, создавать свою жизнь.

Ум, покоящийся сам в себе — не черная бездна, а неограниченное лучезарное осознавание. Он сам по себе радость, но не та радость, зависящая от условий, которую мы чаще всего испытываем в обычной жизни, а спонтанная и всегда присутствующая. Если мы по-настоящему научимся «покоиться» в ревности или в гневе, то получим дополнительную силу, с помощью которой сможем что-то делать. Конечно, если появляется какое-то напряжение, страх или беспокойство, иногда довольно не просто совладать с физиологическими реакциями: руки дрожат, становится трудно говорить и т.д. В то же время, невзирая на терзающую нас тревогу, где-то «под ней» мы по-прежнему продолжаем чувствовать глубокий покой, как бы находясь в середине циклона. В результате мы не впадаем в панику и, действуя правильно, мы сможем найти выход из сложившейся ситуации. Следуя за страхом, мы, вероятнее всего, совершим массу ошибок. Спокойствие пробуждает в уме некую сообразительность, мудрость, которая без размышлений сумеет тут же увидеть и понять положение, в котором мы находимся. Если, находясь в различных ситуациях, мы будем осознанными, тогда сможем увидеть, способны ли мы покоиться в них или же, не принимая их, мы будем испытывать раздражение по поводу их возникновения.

В буддийской медитации ум должен убедить себя в собственном совершенстве. Это действительно очень важно. Медитация — это расслабление, освобождающее ум от концепций и ограничений, выдуманных по поводу самого себя или других существ, или, другими словами, это значит растворить «эго», к которому мы так сильно привязаны. Обычно мы прилипаем к нашим переживаниям и даже к собственному духовному развитию. Нелегко научиться пренебрегать своим «я» — это болезненный процесс, поскольку мы очень себя любим. Для того, чтобы стало проще, нам нужно понять, что «эго» является чем-то неестественным и не приспособленным ни к чему.

Для ума естественно покоиться в самом себе. Речь идет о том, чтобы наш ум понял, что, невзирая на постоянное желание опираться на что-либо, на самом деле, он не нуждается ни в каких опорах. Открытое пространство, которым он является, не собирается уничтожить сознание. Это также не исчезновение в какой-то космической бездне. Это неограниченная свобода, совершенство и богатство. В медитации также нужно стремиться к тому, чтобы наш ум научился быть свежим и воспринимал явления спонтанно и непосредственно. Каждое мгновение и каждое переживание содержат в себе какой-то потенциал, являются какими-то замороженными возможностями, обладают определенной силой.

Чем лучше мы медитируем, тем больше появляется доверия к пространству, мы позволяем вещам появляться и исчезать, мы спонтанны и свободны от усилий. Убежденность ума в собственном совершенстве очень поможет в момент смерти. Несмотря на то, что, пользуясь методами Будды, мы концентрируемся на «здесь и сейчас», а достичь Просветления возможно в течение одной жизни, вероятнее всего, самые ощутимые результаты практики мы испытаем в момент смерти и в момент следующего перерождения. Формальная медитация, а в особенности фаза растворения, построены так, что напоминают переживание смерти. Когда мы умираем, и наше тело возвращается в пространство, очень важно, чтобы у ума было доверие к тому, что он сам по себе уже является всем, что он — ясный свет, высшая радость и самый глубокий смысл. Смерть для йогина — самый большой подарок. Когда она приходит, «эго» растворяется само по себе и, если мы распознаем то, что остается, как абсолютную истину, тогда мы не испугаемся этого открытого пространства и достигнем состояния Будды.

1959445_10155191795960207_6391283271544651689_n

Медитация в повседневной жизни основывается на удержании, закреплении и использовании взгляда, что все совершенно. Мы понимаем, что все существа — это Будды и, следуя пути отождествления, стараемся вести себя как Будды. Конечно, это очень трудно, и поэтому мы пытаемся действовать внеличностно и с такой же мудростью и сочувствием, как наш учитель. Особенно, попадая в такую ситуацию, которую раньше обходили десятой дорогой — благодаря этому ослабляются старые привычки в уме, и мы учимся чему-то новому. Конечно, мы должны оценивать свои возможности, но с хорошей мотивацией и имея чистую связь с учителем, благодаря ежедневному опыту, мы будем шаг за шагом успешно продвигаться к Просветлению.

Почему же нам так важно учиться в жизни? Положение практикующих в Тибете было совершенно иным. Время в их жизни шло значительно медленней, меньше всего происходило, мир переживаний тибетцев не был таким интенсивным. Люди подолгу могли смотреть на окрестные горы и долины, и, по-видимому, чтобы что-нибудь на самом деле произошло, нужно было уйти в длительное медитационное уединение.

Мы находимся в совершенно иной ситуации — наше общество весьма динамично. Мы живем очень близко друг к другу, пользуемся стремительным и насыщенным потоком информации, мы можем легко путешествовать и получать знания, мы каждый раз переживаем новые ситуации, ставим перед собой все новые цели и задачи для их реализации. Таким образом развилась наша цивилизация, которую, конечно, можно назвать технической, но, вместе с тем, она очень динамична и полна энергии. Мы образованы, мы можем хорошо концентрироваться, нам нравится быть независимыми, мы относительно легко находим средства для существования. Это все является превосходным сырьем для развития. Каждое мгновение появляются новые ситуации, заставляющие нас принимать решения и правильно действовать. Мы должны быть осознанными и внимательными, мы не можем позволить себе рутину и лень. Это совершенная тренировка для ума, и именно в этом состоит смысл буддизма: в осознанной работе с умом, основанной на проверенном взгляде и направленной к определенной цели.

Формальная медитация является, прежде всего, помощником для практики в повседневной жизни. Конечно, очень трудно непрерывно переживать радость, свежесть и спонтанность во всех жизненных ситуациях. В этом нам очень помогает вдохновение линии передачи, благословение Кармапы и коренного Ламы. Самым действенным методом открытости этому вдохновению является медитация на Учителя. Именно она для нас самая важная. Все другие медитации мы делаем для того, чтобы лучше практиковать Гуру-йогу и благодаря ей без усилия покоиться в уме, независимо от того, что происходит.

Тадеуш Ухто
«Буддизм сегодня» №6, 2004


Ви можете придбати цей журнал зі зручною для вас доставкою в Дхарма-шопі за адресою dharmashop.org.ua.