Интервью с Жужей Кошеги

DWBA10447_03_09_benmd_cours671_rmmj-scrКак ты встретилась с Дхармой?

Наверное, стоит сказать: до того как я встретилась с Дхармой, у меня была довольно интересная жизнь. Я очень рано начала искать смысл жизни. В коммунистическое время это было довольно сложно. Тогда существовала только научная фантастика, и я ждала НЛО, которое принесёт мне такую информацию, которая в корне отличалась бы от имеющихся у меня представлений. Я всегда старалась быть открытой чему-то совершенно отличному от того, что уже знала, и что могло бы изменить мою жизнь. Потом я путешествовала по миру, приобретая различный опыт, до тех пор, пока не пришла к выводу, что помочь мне может разве что тибетский доктор. В то время я была в Азии, услышала буддийские поучения и поняла, что всё время искала именно это. Поэтому врач мне не понадобился. Так всё и началось. С ламой Оле я встретилась в Венгрии, после 10 лет путешествий по миру. Так я вернулась домой.

Как приносить максимальную пользу для всех в любой ситуации?

Мы всегда в поисках чего-то сложного, полагая, что именно в этом и заключается суть буддизма. Но я бы сказала, что нужно просто быть счастливыми, — и это довольно просто. Великим началом является тот момент, когда мы обнаруживаем, что счастье — внутри нас. После становится легко делиться этим счастьем с другими. Это возможно потому, что у других тоже есть это счастье. Итак, прежде чем мы начнём думать о том, чтобы помогать другим, мы должны начать открывать замечательные качества у самих себя, а затем и у окружающих. Когда мы вкладываем энергию именно в это, все вокруг испытывают гораздо больше радости. Принесение пользы другим не является чем-то наигранным, поскольку всегда начинается с пожеланий всего наилучшего для всех. Посмотрите на Ламу — одними своими пожеланиями он приносит пользу неизмеримому количеству существ.

Есть ли вопросы, на которые ты, как путешествующий учитель, не хочешь или не можешь ответить?

Сначала мне казалось, что у меня, так же как у ламы Оле, должен быть ответ на любой вопрос. Но в один прекрасный день я поняла, что путешествующие учителя могут чего-то не знать. Более того, я поняла, что есть возможность сказать об этом вслух. Я не слишком искушена в особенных практиках или специальных отраслях знаний, несмотря на то, что немного училась этому. Я работаю, в основном, с интуицией, хотя и не только с ней. Я постоянно исследую свой ум, у меня есть определённый опыт, хотя его по-прежнему не так уж и много. Когда я встречаю людей, находящихся в ситуациях, в каких мне не приходилось бывать, то я, естественно, скорее всего, не смогу ответить на их вопросы. Именно поэтому меня так интересуют люди и то, как работают их умы. Я похожа на учёного, да? Кроме этого, у меня есть некоторый уровень понимания, и даже, если чего-то со мной не происходило, я всё равно могу что-нибудь выжать. Я коллекционирую подобные ситуации. В этом состоит моя помощь другим. Я помню, когда я переводила для Оле во время личных бесед, я поражалась некоторым его ответам. Я бы отвечала на эти вопросы совсем по-другому. Это были замечательные уроки. Когда потом люди приходили ко мне, и я давала им подобные советы, они говорили мне: «Да, лама сказал мне то же самое». Это был хороший знак того, что я начала открываться и выбираться за рамки собственного кино. Правда, потом в моей голове возник естественный вопрос: зачем они приходили ко мне, если лама Оле уже ответил им?

Что в работе для Дхармы получается у тебя лучше всего? Как тебе удаётся полностью отдавать себя Дхарме?

Хочешь узнать мою тайну? Мне, естественно, не кажется, что я полностью отдаю себя Дхарме. В моей голове постоянно присутствует мысль, что можно сделать что-то ещё. Но разница в том, что меня это больше не расстраивает. Раньше я сосредотачивалась исключительно на собственных недостатках, и это было очень грустно. Теперь же мысль о том, что можно сделать гораздо больше, скорее, вдохновляет меня. И это относится не только к Дхарме. Я стараюсь не отделять её от повседневности. Кармапа недавно подчеркнул, что Дхарма должна быть близка к жизни, и не нужно отделять одно от другого. Где бы мы ни были, мы должны приносить пользу, и постоянно смотреть, что ещё можно сделать, не концентрируясь на том, чего сделать нельзя. Когда я что-нибудь делаю, то не задумываюсь: делаю я это для Дхармы или для чего-то ещё. До настоящего момента мне удалось сделать довольно много, и на разных уровнях. Я занималась уборкой и строительством центров. Мне вообще нравится строить центры — иногда полезно подвигаться. Хотелось бы отметить, что, кроме всего, нужно знать каким образом можно приносить пользу. И чем лучше мы это знаем, тем лучше у нас получается. Дхарма очень практична. Это повседневная активность. Она способствует тому, что мы становимся
экспертами в том, что делаем. Находясь в такой ситуации, я постоянно пытаюсь быть полезной, и стараюсь научиться как можно большему. Это новый подход, и он к тому же полностью освобождающий: постоянная открытость тому, чему можно научиться. Способ быть эффективными: иметь желание учиться и наслаждаться этим, не зависимо от того, Дхарма это или нет. Также очень важно
постоянно исследовать потенциал своего ума, поскольку с возрастом наша способность к открытости естественным образом угасает. Начинает казаться, что всё вокруг становится менее важным, а мне кажется, что во всём, что возникает перед нами, заложен огромный смысл. Действительно, пытаться преодолевать наши ограничения вместо того, чтобы укреплять их — приносит огромную пользу. Это значит, что мы постоянно открыты тому, чтобы научиться чему-то новому, например, выучить ещё один язык. Зная английский, можно отправиться на курс и с лёгкостью найти общий язык с людьми там. Важно также видеть в людях их качества, выходить за пределы собственных заблуждений для того, чтобы понять, что всё найденное там и есть наше богатство. Любой из этих способов открываться всегда будет источником счастья для нас.

Не думаешь ли ты о том, что твои слова или поступки могут вызвать у других мешающие чувства?

Это хороший вопрос, поскольку часто мы не знаем, что вызвало мешающие чувства у тех, кто нас окружает. Иногда, если люди достаточно открыты, при возникновении мешающих эмоций они могут даже чему-то научиться. Часто мы не знаем, как вызвать волну, какую кнопку нужно нажать, чтобы всё получилось. Мне кажется, что все мы, хотя бы немного, знаем свои сильные стороны. У
меня, например, есть способность растворять мысли, которые мешают переживать радость. Это может быть полезным. Обычно мы концентрируемся либо на том, что совершенно бессмысленно, либо на том, чего не можем сделать. А я могу отвлечь внимание от этого и посмотреть на всё с другой, приятной стороны. Я постоянно делаю так для себя. Если у меня возникает такой период, когда я не особенно счастлива, я точно знаю, что через два дня я расскажу об этом своим друзьям, и мы посмеёмся над этим. Я могу показать другую сторону любой ситуации и сознательно пользуюсь этим для себя и других. Но моё влияние на других никак не измеряли, и я предпочитаю не знать о том, как я воздействую на других.

Какой пример ты подаёшь людям?

Может быть, я могу на собственном примере показать, что с трудными людьми тоже можно работать?

Как нам стать более адаптированными в обществе? Я имею в виду, как налаживать контакты с людьми, которые не являются буддистами?

Я поняла, что «быть буддистом» — это определённого рода ограничение. Убеждённость в том, что нам известно нечто, неизвестное остальным, приводит к тому, что мы становимся «бедными» и совершенно не способными ничему научиться. Так мы не можем принести пользу ни себе, ни другим. Если в нашем уме возникает подобного рода разделение, то оно определённо является продуктом какой-то завесы ума. Давайте не будем забывать о том, что в какой-то степени все — потенциальные буддисты. Даже мы сами когда-то не были буддистами. Поэтому везде, где мы появляемся и проявляем радостную активность, мы можем вдохновлять людей.  Удерживать такую активность понастоящему важно. На самом деле, что такое знание? Знать что-то, но не уметь применять это на практике, — не принесёт никакой пользы. Как начинающие, мы совершаем определённого рода ошибку, не понимая, что если нас что-то ограничивает, даже если это одна из буддийских идей, и мы не полезны и не открыты в любой ситуации, это значит, что мы не поняли поучений. Мы должны постоянно пытаться видеть в людях потенциал, независимо от того, находимся мы среди друзей — это всегда легче, но к этому не стоит слишком привязываться, — или же пребываем в какой-то другой ситуации. В противном случае наш способ самовыражения будет очень ограниченным, и мы потеряем способность учиться. Всё, что мы видим — это наш ум и наши проекции. Поэтому я бы не делила людей на буддистов и небуддистов. С другой стороны, существует относительная реальность, в которой, пережив определённое количество опыта, мы можем видеть, что происходит. Это касается и ума наших друзей. В этом случае искренние пожелания всего хорошего должны стать нашей связью с людьми. Если у нас есть такого рода подход, наши действия становятся более полезными просто благодаря факту их совершения. Всё, что мы видим — наш ум. Это же касается и нашего восприятия других людей. Это тот взгляд Алмазного Пути, который должен присутствовать в любой ситуации, независимо от того, имеем мы дело с буддистами или нет. Ничего другого нет: всё, что мы видим — это наш ум.

Что значит не воспринимать вещи всерьёз, но, в то же время, быть ответственными за свою жизнь?

Невероятный вопрос. Он показывает, что наше мышление всегда опирается на противоречия. Считая одно хорошим, мы воспринимаем другое плохим. Мы всегда думаем либо то, либо другое. На самом деле в том, чтобы не воспринимать ничего всерьёз и оставаться при этом ответственным за свою жизнь, — нет никаких противоречий. Находясь в конкретной ситуации, мы не вкладываем энергию в мешающие чувства или жёсткие взгляды, а, вместо этого, смотрим, что принесёт пользу наибольшему количеству существ на наиболее длительное время. Не принимать вещи всерьёз означает видеть всё на наивысшем уровне, считать всё происходящее лучшим из того, что может произойти и не делать из этого драм, а скорее видеть во всём потенциал. В свою очередь, осознавание закона причины и следствия, и взгляд, направленный далеко вперёд, означает быть ответственными.

Как оставаться в медитации каждый следующий момент? Как удерживать свежесть медитации в повседневной жизни?

Спасибо за этот вопрос. Медитация означает осознавать то, что ворует радость у нашего ума в данный момент, и поиск его в нашем уме. Это и есть медитация. Обнаружив вора можно хорошо посмеяться, больше не отождествляясь с ним. Медитация — это ни что иное, как осознавание явлений, разыгрывающихся в нашем уме: мыслей и взглядов, которые мы воспринимаем всерьёз и того, что происходит снаружи. В формальной практике мы тренируемся для того, чтобы впоследствии быть способными медитировать в любой момент. За пределами осознавания нашей собственной свободы ничего больше нет — мы можем видеть явления сотнями самых различных способов. Так зачем же смотреть на всё так, чтобы это не приносило счастья? Именно в этом и заключается смысл медитации.

Что такое Высшая Истина и Высшая Радость для тебя?

Мне потребовалось много лет, чтобы понять высказывание Оле о том, что Высшая Истина — это Высшая Радость. Иногда в своих лекциях я повторяла это высказывание в надежде, что у кого-то уже есть этот опыт. Я же никогда не была близка к такому переживанию. Позднее мне стало ясно, что всё, что мы делаем, вызвано нашими мешающими эмоциями. Это означает, что если появляется какая-то из них, наши действия уже не могут быть правильными, поскольку ошибочен сам подход. Результатом
этого и являются мешающие эмоции. Все мешающие эмоции — это жёсткие концепции. Наши действия, совершённые под влиянием жёстких идей, настолько же далеки от Высшей Истины, насколько велико влияние этих идей. Если у нас нет ошибочных взглядов, то нет и искусственности, и всё освобождается само собой. Естественность — это, прежде всего, понимание того, что наше собственное
кино, приносящее нам несчастье, наши собственные идеи по поводу мира действительно нам мешают. Поэтому, когда они приходят, мы не относимся к ним серьёзно. Умственное разделение, возникающее из подхода «я делаю что-то для тебя» исчезает, и всё происходит само собой, совершенно свободно, — и это единственная истина. Поэтому всякая мысль, которую мы пытаемся удержать, будет источником разделения, и в этом не будет истины. Я понимаю это так. Может быть стоит добавить кое-что о радости — она является всепроникающим опытом. Радость необусловлена. Радость, у которой есть причина, не является истинной.

Слушая твои ответы, я начинаю думать, что всё так просто и у меня всё легко получится. Но находясь под влиянием эмоций это не просто. Почему?

Хочешь сказать, что я всё упрощаю? (смех). Похоже, что с определённого момента мы становимся менее сложными. И тогда мы видим, что действительно мешало нам наслаждаться настоящим моментом. Конечно, слушать поучения и применять их — не одно и то же. Поэтому и существует этот классический процесс, когда мы сначала слушаем поучения, потом стараемся придать им вес в своей жизни, медитируем, а потом идём с этим в мир, применяя Дхарму в действии. Одно должно дополняться другим. У меня подобное упрощение поучений заняло много лет. И я всё ещё продолжаю это делать. Не стоит давать энергию «эго», которое всё усложняет и создаёт иллюзию сложности всех явлений. Чем меньше мы думаем, тем больше свободы.

Кухары, 24.07.2004

Буддизм сегодня, №9, 2006


Ви можете придбати цей журнал зі зручною для вас доставкою в Дхарма-шопі за адресою dharmashop.org.ua