Отшельничество – дистанция к повседневности

DWBA26301_20140808_EC_Summercourse__MG_8728_rMHN-scr

Карола Шнайдер

Первый опыт

Помню, как я гордилась своим первым отшельничеством. В то время Лама Оле и Ханна Нидал брали с собой в паломничество множество людей чтобы показать нам места, благословленные великими мастерами медитации. После паломничества, которое проходило через Румтек — монастырь Его Святейшества Кармапы ХVI, Дарджилинг и Непал, я должна была впервые в жизни пройти четырехнедельное закрытое отшельничество. Мне хотелось помедитировать в стороне от множества отвлекающих впечатлений. К тому времени я уже закончила основные практики — Нендро, и у меня возникло желание двигаться дальше.

Я купила на рынке мешок жареной ячменной муки, составляющей основную часть рациона тибетцев. Я уже прочитала историю жизни Миларепы, медитировавшего в самых суровых условиях пещер в Гималаях. Он смог таким образом достичь Просветления в течение одной жизни, и мне, вдохновленной его примером, хотелось сделать все наилучшим образом. Я подумала, что немного аскетизма (то есть удовольствия от этого действительно невкусного ячменя) обязательно поможет моему развитию. Когда Тенга Ринпоче, руководивший моим отшельничеством, увидел меня с этим мешком, он искренне развеселился. В конце концов, он убедил меня в том, что хорошая еда только поможет мне медитировать. Потом Тенга Ринпоче часто приходил ко мне по вечерам и так долго шутил, что, не взирая на множество моих тогдашних «святых» представлений о буддизме и тибетцах, у меня от смеха слезы текли по щекам. Многие объяснения, о которых я напишу, получены мною от Тенги Ринпоче. Несмотря на то, что он сейчас поддерживает китайского кандидата Ургьена Тринле, я очень благодарна ему за его поучения.

Взгляд, медитация и активное сочувствие

Со времени принятия Прибежища в 1979 году я проходила разные формы отшельничества, но в последние годы мне, к сожалению, удавалось посвящать им все меньше времени. Львиную долю моего расписания занимали образование, работа и деятельность в центре. Поскольку большинство людей на Западе постоянно заняты, для нас особенно важен вопрос, каким образом мы можем включить медитацию в нашу жизнь – так, чтобы она стала ее частью.

В любом случае, наше развитие должно опираться на три столпа: развития правильного взгляда на основе буддийского учения; медитации, которая является ключом к настоящему глубинному видению природы действительности, усвоенной раньше через понятия; активности или сознательных действий для блага всех в повседневной жизни.

Последний пункт означает осуществление на практике пожеланий счастья для всех существ, выраженных во время медитации. Взгляд, медитация и сочувственные, осознанные действия являются равноправными аспектами нашего развития. Если чего-то из этого нам не хватает, мы не сможем полностью реализовать свои возможности.

Иногда мы бываем неуверены в том, что находимся на правильном пути. В этих случаях нам для своего развития полезно вспомнить об этих трех столпах. Иногда у меня возникали сомнения — я думала, что для достижения Просветления нужно совершить множество длинных ретритов. Этим я и занималась время от времени. Однако Лама Оле, который является моим коренным Ламой, отговорил меня от ухода в очередное отшельничество — «такое долгое, чтобы можно было выполнить все свои задачи». Хотя он и сам держит эту идею в уме, но не может жестко требовать этого от всех своих учеников. Сейчас я понимаю, чего он от нас хотел. Тогда для нашего развития гораздо важнее было слушать поучения, общаться с Учителем, работать в центре и делать все, что с этим связано.buddha

Таким образом, каждый из нас должен время от времени решать, какой из столпов в данный момент важнее других, и как можно соединить его с повседневной жизнью. Чем больше у нас опыта и знаний по поводу буддийского пути, тем легче нам понять, что мы должны делать в данный момент. Если это не так, то лучше, конечно, спросить у Ламы.

Медитация в отшельничестве является не бегством от мира, а расширением горизонта наших переживаний, подарком для себя и для мира. Думаю, что зрелость и психологический избыток являются необходимой основой для долгих отшельничеств, во время которых  мы действительно встречаемся со многими впечатлениями, которые издавна были глубоко укрыты в нашем уме, или которые мы из него выталкивали. Когда они всплывают на поверхность в отшельничестве, нам не нужно делать хорошую мину при плохой игре, как это зачастую случается в повседневной жизни — мы можем позволить своим внутренним узлам просто распутаться. Нас в этом могут здорово поддержать друзья из ретритных центров, которые понимают, что с нами происходит. Когда совершать отшельничество, и как долго оно должно продолжаться, — личное дело каждого.

Повседневная практика

Прежде чем отправляться в отшельничество, мы должны привыкнуть к ежедневной медитации. Медитация создает пространство, которое позволяет освободиться от негативных впечатлений в уме, вследствие чего появляется все больше хороших, и мы все чаще совершаем осознанные действия, покоясь в свежести момента. Здесь речь идет не о том, чтобы расслабиться физически, получить приятные впечатления или «выдать на-гора» как можно больше мантр. Медитации необходимо научиться, медитация — это тренировка ума. Поэтому наши учителя рекомендуют, например, повторения как метод в предварительных практиках. Иногда повторить какое-то упражнение 100 раз оказывается легко, иногда — очень трудно. Это зависит не от самой практики, а лишь от нашего восприятия.

Очень помогает хорошая организация места для медитации: маленький алтарь с нарисованными или в форме статуэток аспектами Будды, на которого мы медитируем, приготовленные подушки — все, что создает спокойную, ясную атмосферу. Помогает также четкий распорядок дня. Опыт говорит, что утренние медитационные сессии проводить легче, потому что в это время мы находимся на стадии замыслов, а происшествия дня не успевают еще оказать на нас влияния. К вечеру мы можем слишком устать, и нам зачастую не хватает дисциплины, чтобы заняться медитацией.

Когда у нас уже выработался навык ежедневной медитации, можно в какие-нибудь выходные запланировать большее количество сессий. Таким образом, мы постепенно привыкнем к отшельничеству. Целью отшельничества является сознательное освобождение от тех чувственных впечатлений, которые делают наш ум «диким» — беспокойным и рассеянным. Чем меньше на нас влияют внешние впечатления, тем больше успокаивается ум. Это позволяет нам наблюдать как возникающие ситуации, так и построения, всплывающие на поверхность из подсознания. Имея такую основу, мы сможем действительно избегать взглядов, приносящих страдание, мешающих чувств и привычек. Таким образом, нам все лучше удается удерживать «внутреннее» отшельничество и в повседневных ситуациях. Мы позволяем телу бегать по кругу, но ум удерживаем на одном месте. В этом заключается смысл всех медитаций, и коротких – в том числе. Это отличительная черта буддизма. В нем речь идет всегда о соединении мудрости и сочувствия, а не только об одном сочувствии. Часто на нас «целительно» действует наблюдение, насколько неустойчивыми являются наши установки и глубинное видение в повседневной жизни. Только что мы выполнили в медитации сильное пожелание счастья для всех существ, как вдруг первое же происшествие на улице выводит нас из равновесия. Соединение медитации и практики в повседневной жизни — это отличная тренировка.

Отшельничества могут иметь разную продолжительность — от одного уикенда до нескольких месяцев. Мы можем выполнять их в одиночку, с партнером или в группах. В уединении мы медитируем более сконцентрированно, никто не отвлекает нашего внимания, и мы в большей степени опираемся на самих себя. Когда появляются сильные чувства, мы можем позволить им свободно проплывать через ум. С другой стороны, в групповых отшельничествах участники часто помогают друг другу справиться с трудностями. Благодаря совместной практике между ними происходит обмен энергиями, они черпают пользу от взаимного присутствия, так как переживания отдельных практикующих вдохновляют всех.

Но и тогда, когда мы хотим практиковать в одиночку, у нас есть две возможности. Наше отшельничество может быть открытым или закрытым. В первом случае мы в перерывах работаем в центре и используем возможности, которые он предоставляет — слушаем лекции или участвуем в общих медитациях. Во время закрытых отшельничеств мы ни с кем не разговариваем или общаемся только с определенными людьми, которые дают нам указания. Такая строгая форма отшельничества рекомендуется только тогда, когда мы уже достаточно хорошо освоили вступительные практики или закончили их.

Заслуга и мудрость

Зачем вообще нужно практиковать на протяжении продолжительного времени в отшельничестве? Может быть, для того, чтобы получить глубинное видение природы действительности, достаточно повседневных медитаций?

Тут возможны варианты. Многие великие мастера, как древние, так и современные, — такие, например, как Лопен Цечу Ринпоче — много лет провели в отшельничестве. Но существует также мнение, что тесная связь с Учителем и работа для других не мене быстро ведут к развитию и Освобождению. По своей сути эти два пути – многолетнее отшельничество и соединение медитации с активным сочувствием в жизни — не отличаются друг от друга. Просветление — это единство мудрости и сочувствия. В Великом пути (Махаяне) медитация считается ключом к познанию, а жизнь, с ее различными вызовами, воспринимается как тренировка сочувствия — наиважнейшего качества Бодхисаттвы, который имеет мужество продвигаться к Просветлению, поскольку понимает, что страдание не является настоящим — оно подобно сну, из которого каждый может пробудиться.

В Алмазном пути (Ваджраяне) сочувствие и мудрость развиваются благодаря выполнению фазы построения и фазы растворения в медитации. Для того, чтобы мы смогли правильно выполнять эти две фазы, нам необходимы указания Учителя. На основе этих указаний на истинную природу переживающего и переживаемых явлений мы развиваем в медитации глубинное видение и стараемся удержать его и после ее завершения. Фаза построения, связанная с представлением Будд и их полей силы, упражнениями для тела и мантрами, развивает сочувствие и понимание того, как ум беспрерывно играет сам с собой. А фаза растворения позволяет нам открыть мудрость, подобную пространству, — вневременную, неограниченную природу ума. Практикуя обе фазы, мы понимаем, что основой всех переживаний является ум, а потому нельзя отделять фазу медитации от фазы после медитации, которую мы иначе называем повседневной жизнью. То, что нас ограничивает, — это привычки и мешающие чувства, а на тончайшем уровне — цепляние за жесткие идеи по поводу действительности. Медитация создает позитивные привычки, противодействующие тем, что приносят страдание. Она действует даже тогда, когда мы еще не до конца понимаем механизм ее функционирования.

Преимущество коротких медитаций заключается в том, что мы легко можем включить их в нашу наполненную заботами повседневность, но, наверное, они не всегда воздействуют на нас достаточно сильно и меньше развивают наше глубинное видение. Мы не получаем необходимой дистанции от наших проекций и схем, привычек в мышлении и действиях. Во время более длинных медитаций мы получаем другие переживания. Например, может понадобиться несколько дней для того, чтобы мы смогли заметить, как трудно успокоить свой ум и добиться того, чтобы он перестал, наконец, метаться туда-сюда. Переживания такого рода, как правило, не возникают во время коротких медитационных сессий. Длительное отшельничество создает большую дистанцию по отношению к повседневности. Мы покидаем знакомую обстановку и людей, к которым мы привязаны, и неожиданно остаемся один на один со своим умом. Миларепа сказал как-то, что первым шагом на пути к Просветлению является уход из родного дома. Здесь, прежде всего, подразумеваются привычки, а не какая-то конкретная страна. Но, тем не менее, уход «со своего двора» на какое-то время очень помогает нашему развитию. Многому можно научиться также во время путешествий, знакомясь с неизвестными нам представлениями и разновидностями того, как люди образовывают другие общества. Если мы решим совершить отшельничество вдалеке от дома, то лучше всего  — в благословленном месте, это будет очень полезно.

10593194_690964944306113_2865325273554727371_n

Прохождение отшельничества

Благословленные места —те, где  стоят Ступы, где медитировали, давали поучения или посвящения высокосовершенные учителя или где уже много практиковали наши друзья из Сангхи. Многие наши центры имеют помещения, предназначенные для отшельничества — особенно хорошо приспособлены для этой цели центры, расположенные вдали от городов. Там есть чистый воздух, красивые пейзажи; мы окружены природой, во время коротких прогулок нам никто не мешает. По традиции, во время отшельничества день делится на четыре медитационные сессии: короткая перед завтраком, две длинные до и после полудня, а также краткая вечером. Чтобы привыкнуть к отшельничествам, необходимо начать с кратких периодов, продолжающихся одни выходные, или уходить два раза по два дня с перерывом на один день. Потом уже можно начинать медитировать на протяжении недели или двух.

В начале отшельничества мы составляем распорядок дня, который действительно можно выполнить. Не надо делать ошибку и брать на себя слишком много — мы и так часто не сдерживаем свои обещания. Даже выполнение маленького новогоднего обязательства похудеть на пять килограмм или бросить курить весьма важно. Ведь раз за разом, не сдерживая данное слово, мы теряем доверие к самим себе.

Наш план должен соответствовать тому, к чему мы действительно стремимся, и лучше всего повесить его так, чтобы он все время был на виду. Разделение дня на четыре медитационные сессии не является обязательным. Но если мы решили придерживаться этой схемы, то надо начинать отшельничество с сессии после полудня. В это время дня особенно сильна защитная активность, поэтому начало отшельничества во второй половине дня считается хорошим знаком, свидетельствующим о том, что практика пройдет без помех. Соответственно, заканчивать отшельничество нужно после завтрака — это время суток связано с умножающей активностью. Тогда благодаря посвящению хороших впечатлений от медитации, которую мы выполнили, всем существам, благо будет распространяться и возрастать.

Можно устроить также только три сессии или, наоборот, больше, но зато короче. Выбор степени строгости отшельничества также является сугубо индивидуальным. В принципе, во время предварительных практик закрытые отшельничества не обязательны. Просто нужно избегать того, что нас отвлекает, — прежде всего, мелочных, непросветленных взглядов. С этой точки зрения разговоры в перерывах с друзьями, практикующими Дхарму, могут оказаться очень полезными, они расслабляют нас и помогают. Однако если что-то чрезмерно отвлекает наше внимание, например, сплетни или телевизор, то это будет только распылять наше внимание, поэтому на время отшельничества лучше отказаться от таких мероприятий. Наоборот, имело бы смысл основательно проанализировать какую-нибудь определенную буддийскую тему. Например, во время практики Алмазного Ума было бы хорошо сосредоточить внимание на объяснениях связи причины и следствия или на четырех силах очищения, которые позволяют освободить подсознание от всех негативных впечатлений.

Защита и благодарность

Следующие объяснения, прежде всего, предназначены для тех, кто хочет медитировать в закрытом отшельничестве. Они не обязательны во время коротких и открытых ретритов. Я понимаю, что для некоторых они могут показаться довольно странными. Но, несмотря на это, я хотела бы вспомнить и о них, иначе этот текст не будет полным.

После того, как мы уже расположились в своей комнате, обеспечили себя всеми нужными мелочами и написали для себя план, можно поднести немного «угощений» местным энергиям и защитникам четырех сторон света. Сначала мы благодарим местные силы. Здесь я имею в виду как людей, так и других существ. Для последних надо выставить тарелку с фруктами, печеньем и благовониями за пределы помещения, а затем поблагодарить их за прекрасное место. Считается, что они в состоянии принимать такой вид еды. Люди, которые помогают нам в нашем отшельничестве, готовят, предоставляют нам помещение и т.д., разделяют с нами заслугу нашей практики. После завершения отшельничества можно, по своему усмотрению, подарить им что-нибудь в знак благодарности.

Потом мы призываем защитников четырех сторон света. В Азии в буддийских монастырях они нарисованы возле входа или вырезаны из дерева у ворот. Эти существа вызывают очень много хороших впечатлений в уме, поэтому они очень мощные. Эти защитники обещали помогать практикующим в отшельничестве. Поэтому в начале ретрита мы также преподносим им дары в виде какой-нибудь еды. Обе тарелки мы не оставляем в комнате, а ставим снаружи. В конце отшельничества надо еще раз повторить всю эту процедуру и поблагодарить их за поддержку. Наконец, мы совершаем посвящение заслуги, накопленной во время отшельничества, и желаем, чтобы благодаря ей все существа достигли счастья и Просветления. Такое посвящение придает нашей практике внеличностный характер и способствует тому, чтобы все хорошее, что появилось во время нашего отшельничества, становилось вневременным.

Надеюсь, что мои описания вдохновят вас к отшельничеству, благодаря которому вы сможете добиться большей духовной свободы. Желаю вам всем открыть в этой жизни, что между медитацией и периодом после медитации, называемым также повседневной жизнью, никакой разницы нет.

Карола Шнайдер
«Буддизм сегодня», №3, 2002


Ви можете придбати цей журнал зі зручною для вас доставкою в Дхарма-шопі за адресою dharmashop.org.ua