Медитация в традициях Тхеравады и Махаяны

SONY DSCКюнзиг Шамар Ринпоче

Как только вы искренне погрузитесь в медитационные практики, у вас разовьется настоящая страсть к медитации, и ваша практика станет зрелой. До тех пор, пока вы не понимаете сущности медитации, она не может переживаться должным образом. Только переживание сути медитации делает её по-настоящему интересной.

Ум не привык находиться в равновесии. Скорее, мы намного больше склонны пребывать в состоянии непрерывно возникающих мыслей, непрерывного мыслительного потока. Мы рассеянны, запутаны и беспокойны. Нам комфортно в этом привычном состоянии ума.Так как наш ум склонен к беспокойству и он постоянно в движении, медитация ощущается как что-то неестественное. Она не соответствует нашему повседневному опыту. Поэтому нам нужно прикладывать усилия в медитации, у нас не возникает спонтанной заинтересованности.

То, в чем мы нуждаемся, – это усердие и терпение. Для того, чтобы продвигаться вперёд, особенно необходимо усердие вместе со знанием того, как нужно медитировать. Эта комбинация приносит результаты. Однако, вероятно, путь может быть неверно понят.

Медитация дает однонаправленность, устойчивый и ясный ум, свободный от рассеянности и запутанности. Это не имеет ничего общего с достижением особых состояний, в которых есть видения, свет или переживаются фантастические вещи. Некоторые люди думают подобным образом, поэтому они принимают ЛСД или включают музыку, но это просто манипуляция нашими ощущениями. Это не имеет никакого отношения к медитации, так как ум все ещё рассеян или запутан. Медитацию на 8-го Кармапу часто неверно истолковывают подобным образом, так как там есть визуализация различных дакинь, пролетающих по небу. Многие люди в начале 70-х просили дать им объяснения медитации на 8-го Кармапу, а затем принимали ЛСД и медитировали. Это не то, чего я желаю вам.

Мы можем выделить два уровня мыслей: внешние и внутренние. Чувственный опыт является одним из этих уровней. Ум непрерывно направляется на внешние впечатления: запахи, формы, звуки и т.д. Ум постоянно занят восприятием внешних объектов,  таким образом создавая внешний мир.Что же такое медитация на самом деле? Она открывает для нас возможность переживать ум таким, как он есть, его естественную природу. То, что происходит в уме сейчас, – это непрерывно возникающие мысли, мешающие переживанию истинной природы ума.

Кажется, что удержание ума в покое вне нашего контроля. Почему? Потому, что ум поглощен своими внутренними впечатлениями: вторым уровнем, в каждый момент сопутствующим нашему восприятию. Пока наш ум непрерывно следует мыслям внутри, мы также неспособны контролировать чувственные впечатления, когда ум направлен вовне.

Как только нам удастся подчинить наши мысли, внешний уровень больше не будет проблемой. Когда внутреннее беспокойство исчезает, мы больше не тревожимся получая чувственные впечатления. Таким образом, медитация дает контроль над непрерывным потоком мыслей, способствует концентрации с целью удержания ума сфокусированным.

Достигая такого вида концентрации, вы можете погрузиться глубже – в намного более спокойные состояния осознавания. Тогда ум – безбрежный и покоящийся в себе. Это подобно тому, как если бы вы открыли дверь, которая по очереди открывает многие другие двери, которые ведут дальше и глубже. Медитация развивает глубокое понимание действительных качеств ума.

В наши дни такой распорядок дня может оказаться непрактичным. Люди принимали такое расписание медитаций во времена Будды потому, что Будда учил о самсаре как о страдании, о невозможности достичь чего-либо, будучи захваченным ею. Следовательно, в традициях Тхеравады делается акцент на полном отказе от самсары и перенесении внимания исключительно на медитацию.По этой причине, в традиции Тхеравада практикующий спит только от шести до семи часов в сутки и медитирует весь день напролёт. Люди практикуют этот способ медитации для достижения внутреннего спокойствия за короткий промежуток времени. Кроме того, они ничего не едят после обеда. Им разрешено лишь употреблять напитки, не содержащие никаких питательных веществ: такие, как вода или чай. Это помогает уму в медитации оставаться ясным и менее сонным. Так должен поступать каждый, кто практикует и интенсивную медитацию. Также принято рано ложиться спать, около девяти или десяти вечера, и рано вставать, около пяти утра. Так жизнь практикующего полностью сосредотачивается на медитации.

Однако мотивация практикующих Тхераваду не особенно направлена на принесение пользы другим. Конечно же, они не противопоставляют себя тем, кто хочет принести пользу всем существам, но это не является их целью. Их цель – уединение ради сосредоточения на медитации для того, чтобы достичь Освобождения так быстро, как только возможно.

Но мы являемся Бодхисаттвами. Мы едим после обеда и вечером. Так как Бодхисаттвы не очень много думают о себе, они не очень торопятся достичь своей цели. Бодхисаттвы не боятся перерождаться снова и снова, они хотят возвращаться обратно. Вот почему они, в отличие от последователей Тхеравады, не практикуют способ медитации, направленный на отсечение мира. Следуя пути Тхеравады и достигнув цели, вы не могли бы переродиться снова, даже если бы этого захотели.

По мере того как в медитации практикующих Тхераваду возрастает степень концентрации, они могут анализировать свои состояния ума. Какие бы мешающие эмоции ни возникали – гнев, привязанность, ревность или зависть, – основываясь на своей способности концентрироваться, они способны анализировать природу эмоций в тончайших деталях.

Можно сравнить это со сном после того, как вы проснулись: очевидно, что сон не был реальным, что всего этого в действительности не происходило. Аналогично, реализовавшие путь Тхеравады практикующие видят, что их мешающие эмоции не обладают истинным существованием. Они понимают истинную природу эмоций и, на основе этого понимания, удаляют основание или причину, которая, не будучи удалённой, автоматически привела бы к перерождению в самсаре. После того, как они удалили причину перерождения в самсаре, они больше не способны перерождаться. Это логичный результат такого способа медитации.

Обычное слово для медитации в тибетском языке – ‘gom‘. Есть также несколько других очень точных терминов, таких как ‘tingdzin’, который является переводом санскритского слова ‘samadhi‘. ‘Ting‘ означает – ‘глубина‘, так как переживается спокойная глубина ума, ‘dzin‘ означает ‘удерживать‘, так как удерживается незыблемое, абсолютное качество ума. ‘Tingdzin‘ имеет также другие значения.

Тибетский термин ‘samten‘ – другое слово для медитации. ‘Samten‘ означает ‘устойчивый‘, ‘неизменный‘, ‘стабильный‘, переживание стабильного состояния ума. Кроме того, существует несколько различных стадий, уровней ‘samten‘. В традиции Тхеравады вы проходите эти уровни: сначала уровни ‘samten‘ – направленной на концентрацию медитации, затем уровни ‘tingdzin‘.

Бодхисаттвы тоже проходят различные уровни медитации. Как только Бодхисаттва достигает уровня самадхи или глубокого проникновения, он обретает способность использовать внутреннее спокойствие для помощи существам. Эти уровни (или ‘bhumi‘) главным образом основаны на возрастании способности помогать существам, в то время как в традиции Тхеравады они отражают приближение к Освобождению.

Аналитическая медитация, направленная на переживания, действует очень сильно. Ее суть – тщательное исследование каждого изменения в уме. Через распознавание мыслей как таковых, достигается понимание истинной природы ума. Следовательно, мысли больше не отвлекают вас, но вы узнаете их и видите врождённую внутреннюю сущность ума. Постепенно развивается уверенность относительно того, что в противном случае скрыто за проходящим потоком мыслей.

Исследование мыслей развивает способность переживать их природу, которая является природой ума. Буддизм точно описывает такие негативные мешающие эмоции, как гнев и ревность. Рассмотренные как продукты ума, они, подобно прочему ментальному содержимому, – суть просто мысли и чувства. Они негативны в том смысле, что приводят к негативным результатам.

У мыслей разный кармический потенциал. Например, если вы замечаете ковёр и думаете: «Этот ковёр – голубой», то такой вид мыслей нейтрален. Они не приводят к позитивным или негативным результатам. Мысли, подобные гневу и ревности, возникают в уме тем же самым образом, однако они отличаются тем, что вызывают сильные негативные последствия. Таким образом, благодаря аналитической медитации мы, во-первых, распознаем различные типы ментальной активности, и, во-вторых, учимся избегать негативных результатов.

Существуют две полезные вещи в такой медитации: контроль ума посредством узнавания ментальных процессов и, затем, медленное искоренение мешающих эмоций ради обнаружения природы ума. Результатом этой практики является уменьшение привязанности и цепляния за чувственные впечатления.

Для развития концентрации полезно воздерживаться от слишком большого поступления чувственных впечатлений. Если вы сильно ориентированы на внешнее и, кроме того, проецируете на окружающих слишком большие ожидания, то вам будет тяжело сконцентрироваться на уме как таковом. Цепляние за внешние чувственные впечатления автоматически приводит к бесполезному отвлечению. Напротив, когда ум наблюдает себя, переживается спокойствие и мир. На этом уровне медитация больше не требует усилий. Это происходит потому, что все невротические движения ума, будучи регулярным предметом аналитической медитации, значительно ослаблены.

Весьма возможно, что медитирующий привяжется к этому состоянию полного внутреннего спокойствия и начнет за него цепляться. Эта привязанность станет помехой на пути продвижения к более глубокому опыту. Здесь практикующий нуждается в углублении понимания. Противоядием является, как и раннее, аналитическая медитация, направленная на привязанность к спокойствию.

Аналитическая медитация на тонкие чувства привязанности является ключом, который открывает дверь к дальнейшему развитию. Это фаза развития концентрации. В силу ограниченности человеческого языка, медитативный опыт трудно описать. Хорошие практикующие прошлого создавали различные термины, чтобы давать названия своему опыту. Они, вероятно, могли очень хорошо общаться друг с другом, но в нашем случае это не легко, так как мы не переживаем состояния, лежащие за этими понятиями. Для того, чтобы понять совершенные состояния ума, необходимо пережить то, что подразумевается.

В Сутре Самадхираджа (Samadhiraja) Будда описал различные уровни медитации. Кто действительно понимает это описание в наши дни? Но почему тогда Будда учил этому? Будьте уверенны, в то время у Будды были последователи, которые обладали всем этим опытом и, следовательно, понимали то, о чем говорил Будда.

Сегодня у нас все ещё есть эта сутра и возможность прийти к пониманию её смысла. Как же нам поступать? Чтобы понять смысл этих точных поучений, мы должны работать с тем, что мы имеем как люди. Бодхисаттвы проходят через различные стадии развития концентрации и, в то же время, сохраняют определённую привязанность к человеческой форме, к физической форме, дающей возможность перерождения в самсаре.

Таким образом, одни следуют Тхераваде в достижении различных уровней концентрации, а другие используют внутренний покой, чтобы создать причины перерождения в самсаре для блага всех существ. Два качества определяют Бодхисаттву: сочетание смелости перерождаться а самсаре и способности контролировать иллюзию самсары. Эти два аспекта должны быть совмещены для блага других.

Философия Мадхьямики объясняет, каким образом мир и все существа иллюзорны. Все находится в контексте причины и следствия и существует только во взаимозависимости. Поскольку все обусловлено, вещи не обладают независимым существованием и зависят друг от друга. Бодхисаттвы очень чётко понимают это. Они видят иллюзорную природу мира и, видя иллюзии, могут работать с ними. Таким образом, Бодхисаттвы искусно работают для блага существ, запутавшихся в самсаре.

«Буддизм сегодня» №2, 2001 г.


Ви можете придбати цей журнал зі зручною для вас доставкою в Дхарма-шопі за адресою dharmashop.org.ua.