Лама Оле Нидал в Луганске: «В следующей жизни я не против родиться здесь»

Анастасия Мартинчук. Реальная газета Ижица. — 2007. — 27 июня.

Лама Оле Нидал в Луганске

Лама Оле Нидал в Луганске

В минувший понедельник первый буддистский лама Западного мира посетил Луганский религиозный центр украинского объединения буддистов линии Карма Кагью. Лама Оле НИДАЛ согласился на интервью только с тремя средствами массовой информации из всех областных СМИ. В их число попала и «РГ». «Real journalists, real newspaper…» «Реальные журналисты, реальная газета…» – заметил Оле Нидал, рассматривая последний номер «РГ». К слову, внешне лама не совсем отвечает представлениям о буддийских учителях: спортивного телосложения, темпераментный, носит джинсы и футболку – типичный современный европеец.
Интервью с буддистским учителем мы начали с вопроса о том, для чего, по его мнению, нужен буддизм украинцам?

– Здесь у людей открытые умы, они хорошо образованы, – считает Оле Нидал. — Что коммунизм умел делать – так это давать образование людям, только он не мог дать им работу. Всевозможные трудности – а украинцы пережили голод, немецкую оккупацию, коммунистический режим – делают людей более зрелыми, способными критически мыслить.

Цель буддизма – развивать все имеющиеся качества ума, и в Украине основа для этого очень хорошая. Каждый раз, когда я сюда приезжаю, меня это поражает, удивляет, радует снова и снова. Несмотря на то, что жизнь у вас не такая комфортная, как на Западе, у вас много здоровых, крепких людей. Население у вас не такое мягкое, как на Западе, и в вашей стране очень высокий уровень идеализма, может быть, как раз потому, что вы прошли через всевозможные трудности. В сочетании с высокой образованностью это делает Украину страной, очень подходящей для буддизма.

– Следите за политической ситуацией в Украине?

– Да, конечно. Славянская часть мира (мы также открыли новый центр в России) всегда в моем сердце. И каждый год мы два месяца посвящаем путешествиям по этой части мира. Но я хотел бы, чтобы и вы могли видеть прелести Запада, наслаждаться ими. Я думаю, что оранжевая революция – это было храбро. Но не могу сказать, на чьей я стороне, я не принимаю никакой позиции, потому что это ваша жизнь, я просто всем вам желаю всего наилучшего. Для меня самое важное, чтобы вы всегда оставались свободными. Датчане всегда были за свободу. Это датская тенденция – сначала свобода, потом все остальное.

– Какими были первые впечатления от Луганска и его жителей?

– Мы приехали поздно ночью, нас посадили в автобусы. Мы ехали два часа и потом вдруг оказались здесь. К тому времени я уже запомнил некоторые русские слова. Я заметил, что здесь говорят так же, кое-что понимал. Автобус был очень неудобным – старый, тряский. Я всегда стараюсь работать, когда еду в автобусе, но тогда у меня это не очень получалось. Вместо этого я наслаждался пейзажем, общением с людьми – люди были чудесные, и мы с ними прекрасно провели вечер.

Когда мы приехали, я вспомнил, что до второй мировой войны Дания большую часть угля получала из Донбасса. Я всегда много читаю, знаю историю, и когда я приехал сюда, мои знания начали обретать форму. Потом наши друзья стали рассказывать мне, какие у них планы, что они хотят здесь создать. Я увидел их целенаправленность, силу и сказал: наверное, у них это получится.

– Большинство украинцев далеки от учения Будды. Как удается привлечь людей здесь?

– Опять-таки, вы хорошо образованы. На самом деле, это все, что нужно. Буддизм – это не религия. Мы не говорим людям, чтобы они во что-то верили. То, что называется «дхармой» («Чё» на тибетском) означает «каким все является». И большинство современных умных людей, наверное, согласились бы с 90 процентами того, что говорит Будда. Люди приходят, потому что не нужно ни во что верить, они могут получать методы и опыт. Это большой подарок.

– Как к идее создания в Луганске буддистского центра отнеслась городская власть?

– Я думаю, мы имеем такую хорошую репутацию, что всем, кто о нас слышал, мы нравимся. Никто никогда не слышал о буддистских скандалах где-либо, буддистских преступлениях, буддисты не бьют своих жен. Нам очень нравится танцевать, устраивать вечеринки, многие из нас прыгают с парашютом, любят ездить быстрее, чем это разрешено… У людей никогда не возникает трудностей с нами.

В Германии мы одно время натыкались на стену католицизма, особенно после прихода нового Папы римского. Но в Баварии в последнее время нам власти содействуют в том, чтобы мы приобрели новый участок земли под европейский центр. И люди из 550 наших центров будут приезжать туда, участвовать в различных курсах, затем возвращаться в Америку, Австралию и распространять то знание, которое получили.

– Не все хорошо относятся к вам и к тому, о чем вы говорите. Некоторые из-за ваших работ, где говорится о засилии мусульманства в Европе, обвиняют вас чуть ли не в фашизме…

– Я образованный человек, и я не говорю абсолютно ничего необоснованного. Нет сомнения в том, что западное общество распадается на кусочки из-за того, что возрастает количество различных мусульманских течений. Я уверен, что вы читаете газеты, смотрите телевизор и замечаете, что вражда мусульман друг с другом и с другими людьми приносит больше всего страданий людям во всем мире.

Когда я был ребенком, моя мама говорила мне, что если мальчики призывают меня сделать что-то плохое, то это плохие друзья. Поэтому у меня возникла естественная мысль: если религия заставляет людей делать плохие вещи, то это плохая религия. Поскольку датчане – свободные люди, я всегда говорю то, что думаю. Кому-то это не нравится, но это их проблемы. История согласится со мной – она уже соглашается. Я тридцать лет назад говорил о том, что происходит сейчас.

Будучи буддистом, невозможно быть фашистом или расистом, потому что у каждого есть природа Будды. Но можно говорить о том, что некоторые культуры подводят нас ближе к достижению этого потенциала, а другие, наоборот, отдаляют нас от него. И я обращаю на это внимание людей, потому что если они не будут этого замечать, то у них будут трудности.

Если бы люди знали, верили, что Гитлер действительно будет делать все то, о чем написал в «Mein Kampf» (то же можно сказать о работах Ленина и Сталина), они были бы осторожнее. И мы могли бы избежать многих страданий. Но люди не верили в это. В Коране говорится: убивайте христиан, убивайте евреев, убивайте неверных. Но люди не читают Коран, потому что он, наверное, такой же запутанный, как «Mein Kampf»… Очень хорошо, если кто-то из этих людей говорит: у нас есть проблема, давайте разберемся. Это я и пытаюсь сделать, я могу взять на себя ответственность за это. С другой стороны, я никогда не делаю этого как лама.

Тогда люди будут думать, что лучшее где-то между исламом и буддизмом. Они будут думать: я не мусульманин, я не буддист, я могу спать дальше. Я всегда говорю, что у женщин должны быть такие же права, как и у мужчин, что насилие против них – это преступление. И я думаю, что об этом нужно говорить. И люди об этом знают. Поэтому большая часть европейского населения не хочет, чтобы Турция вступила в Евросоюз, чтобы возросло мусульманское влияние.

Только политики, которые вращаются в своем закрытом кругу и не знают, что происходит в мире, пока этого не поняли. Я приведу интересный пример: в Голландии 80 процентов населения не хочет, чтобы Турция вступала в Евросоюз, а 80 процентов политиков хотят. Это явно показывает, насколько они далеки от народа.

– Как известно, вы отрицательно относитесь к наркотикам, в том числе к легким, которые разрешены в некоторых странах Европы. В то же время к алкоголю ваше отношение более лояльно…

– Здесь есть два момента. С одной стороны, алкоголь убивает около 90 процентов людей во всем мире от общего количества пострадавших от химических веществ. С другой стороны, особенность алкоголя в том, что если вы можете употреблять его в небольших количествах, то это продлит вашу жизнь – это доказано. Конечно, если пить много, вы будете пьянеть, а опьянение – это признак отравления. И у вас будут возникать всевозможные болезни.

Алкоголь делает нас глупыми и сентиментальными, но он не изменяет наше видение мира. На следующий день мы можем признать, что выглядели глупо, извиниться, и все будет хорошо. То есть у него нет какой-то защиты для эго. А наркотики делают вас «маслянистыми», вы никогда не признаете своей неправоты, всегда думаете, что кто-то другой во всем виноват. Вы живете в своем, розовом мире, думаете, что ошибаются только окружающие, и не можете реально оценить ситуацию.

Доктор всегда должен знать, какая разница между токсикологической и физиологической дозой. Токсикологическая доза – это когда вы начинаете чувствовать изменения в своем теле или уме. А физиологическая доза – это когда вы умираете. И в наркотиках эта грань очень тонкая. Но если взять такой наркотик, как гашиш, вы сможете выкурить его столько, сколько сами весите, и это на первый взгляд не особенно вам повредит. То есть у него нет физиологической дозы. Поэтому многие думают, что он не опасен.

Но психологически это очень опасно. Можете посмотреть: если в городе неделю нет гашиша, все люди, которые говорят, что они ни от чего не зависят, начинают выскребать остатки из своих трубок и ссориться друг с другом… Есть ментальная зависимость, и это не очень хорошо. Конечно, было бы лучше, если бы все могли медитировать.

Тогда ум создает свое собственное счастье, и вам ничего не нужно. Но большинство людей не умеют медитировать и приносят себе вред алкоголем и наркотиками. Я давно изучаю эту область, еще в университете писал дипломную работу, посвященную трудам Олдоса Хаксли «Рай и ад», «Двери восприятия», «Вечная философия», «Видения, которые приносят радость».

– Вам приписывают чудеса. Сами вы в чудеса верите?

– Да, я видел такие вещи, что мне даже хотелось, чтобы мне вернули деньги за обучение в школе… И нужно сказать, что в связи с нашими курсами возникает больше радуг, чем обычно. Я могу объяснить это тем, что мир является конденсацией наших мыслей и чувств. Будда говорил: форма есть пустота, а пустота есть форма, форма и пустота неразделимы.

Сегодня уже расщепили мельчайшие частицы атома, так что они исчезли в пространстве. Это сделали мои ученики, они профессора в северной Германии. Также были сделаны контейнеры, где не было никаких частиц вообще, и они стали там появляться, именно там, где предполагалось. Бытие и небытие – это не противоположности, а две стороны одного целого.

– Сейчас вы постоянно путешествуете. Это, должно быть, тяжело? Как вы решились на это?

– Я думаю, у меня был небольшой выбор. Я знаю, что я делал в своей прошлой жизни. Я был солдатом в восточном Тибете. Я там защищал мирное население. Я также был ламой, а лама в восточном Тибете как минимум полгода проводил в путешествиях, переезжая с места на место. Нас с братом родители в 1950-51 годах брали с собой в путешествия по Европе.

Для меня постоянные переезды – это естественно. Мне сейчас 66 лет, и причина того, что я сейчас в такой хорошей форме, наверное, в том, что мои ноги бегают, но свой ум я держу на одном и том же месте. Кто-то другой проходит небольшое расстояние, но его ум успевает за это время побывать повсюду: наверху и внизу, надежды и опасения, весь Диснейленд…

Если держишь свой ум на одном месте, не так трудно, когда ноги бегут. Кроме того, я встречаюсь с большим количеством приятных людей. И работа легкая. Я просто говорю людям, что их ум – это ясный свет, который невозможно разрушить, и даю методы, чтобы они познали это на своем опыте.

– Где и когда вы хотели бы появиться на Земле в следующий раз?

– Я бы выбрал Европу, потому что там больше всего энергии. Там были все большие войны, все большие притеснения, все большие культуры, мечты. И всевозможные проявления этого приходят из Италии. А когда я смотрю на ваших людей, которые выглядят здоровыми, думаю, что можно было бы в следующий раз появиться и здесь. Я думаю, если это все-таки случится, бедные мои родители… Наверное, я буду создавать так же много трудностей, как и в этой жизни. Полицейские приходили каждую неделю, чтобы узнать, где мы с братом были…

Справка РГ:

Тридцать восемь лет назад типичные представители неформальной молодежи Дании Оле НИДАЛ и его жена Ханна во время своего свадебного путешествия в Непале встретились с главой Карма Кагью (Алмазный Путь) — линии тибетского буддизма. Молодожены стали первыми западными учениками XVI Кармапы («первого сознательно перевоплощающегося ламы»). Несколько лет они провели в Гималаях, изучая буддистскую философию, после чего по поручению Кармапы вернулись на Запад, чтобы принести туда учение Будды. Уже тридцать лет лама Оле Нидал путешествует по всему миру, открывая буддистскую мудрость европейцам. Он создал более 550 центров медитации во многих странах, где каждый теперь может познакомиться с Алмазным Путем буддизма.
Семь лет назад буддистский центр стал строиться и в Луганске. Последователи ламы Оле теперь постоянно проводят здесь медитации, курсы и лекции для всех желающих. Буддистский учитель продолжает регулярно навещать украинские центры Алмазного Пути (в Украине Оле Нидал открыл уже 15 буддистских центров).