Оле, Оле… Это просто лама

Наталья Кандаурова. Газета «Салон-Пятница». — 2007. — 29 июня. — №49

Последние 28 лет буддийский лама Оле Нидал проводит каждый новый день в новом городе: ему поручено популяризировать тибетский буддизм в Европе и Америке. Во вторник миссия привела ламу в Донецк, где уже не первый год существует буддийский центр линии Карма Кагью. У Оле Нидала очень своеобразный, как для религиозного деятеля, образ: буддийским вариациям ряс он предпочитает камуфляжные штаны, шутит направо и налево и в свои 66 не скрывает здорового интереса к женщинам. Буддизм он считает даже не религией, а «увлекательным знанием о человеческом уме». Вообще, по его словам, он не имеет ничего против любой религии, которая «не нарушает Конституции, не притесняет женщин и не призывает к священным войнам».

Мы поездили с ламой по городу, чтобы убедиться ещё и в том, что он отличный собеседник для светского интервью.

- Догадываюсь, что в вашем плотном графике не остаётся места на телевизор, а англоязычные газеты в наших, к примеру, степях встречается нечасто. Что вы знаете о современном мире и откуда?

— Во-первых, у нас есть Интернет – и это прекрасно! В Интернете мы смотрим ВВС. Чаще всего я читаю «Gerald Tribune», а эту газету можно купить в любой хорошей гостинице. Я слежу за событиями в мире, мне интересно, и знаю, что мы живём в такое время, когда незрелые люди управляют более зрелыми: многие наши политики не очень умны, они заставляют людей идти против их лучших инстинктов.

- Кроме Интернета, какие ещё достижения цивилизации вам по душе?

— Всё, что способствует общению, что позволяет быстро передвигаться. И также, я думаю, образование – очень хорошая вещь, которую мы создали.

- Знаете, что сейчас модно?

— Мне это неважно. Я сам себе мода. У меня есть сотни учеников, и если я что-то надеваю. То это становиться модным. Больше всего я люблю военную одежду с множеством больших карманов, в ней можно свободно себя чувствовать.

- Представим фантастическую ситуацию: на пирушке собрались, пусть даже не боги, — личности, олицетворяющие разные мировые религии. Судя по всему, это была бы неплохая мужская компания. Как провели бы время?

— Они бы ужасно провели время, потому что они все очень разные, у них разные взгляды. Если бы там появились наши женщины, то все мусульмане упали бы в обморок. А если бы их женщины пришли, мы бы подумали, что где-то украли много палаток.

- Сколько часов в сутки вы спите?

— Очень мало, очень. Не больше трёх-четырёх часов, и этого недостаточно. Человек должен спать 6 часов. Впрочем, хуже всего для меня – это сидеть без дела, выглядеть официальным и не иметь возможности заниматься тем, что я люблю.

- Ваш отпуск длится также не больше трёх-четырёх дней в году. Обычные люди во время отпуска путешествуют, а что делаете вы, чья работа состоит из ежедневных путешествий?

— (отвлекается от интервью и обращается к водителю микроавтобуса, в котором мы передвигаемся по Донецку – ред.) Вы прекрасный водитель, потому что у вас есть полное понимание размеров вашей машины и вы чувствуете, что будут делать люди, которые перед вами. Меня это очень впечатляет. А что касается отпуска, я прыгаю с парашютом или езжу на мотоцикле по горным дорогам. У меня есть очень хороший мотоцикл, а в Альпах – классные дороги.

- Вы как-то рассказывали, что от спиртного не пьянеете, то есть сохраняете ясное сознание, а испытываете лишь физическое недомогание. А вот Борис Гребенщиков, с которым вы конечно, знакомы, рассказывал недавно в интервью, что от крепких за исключением виски тупеет. Ему ещё надо учиться?

— (Смеётся – ред.) Я научил его Пхове (буддийская наука о правильном, осознанном умирании – ред.), он был хорошим учеником. К сожалению, мы оба так заняты, что встречались всего пару раз. Однажды он подарил мне очень красивую икону, я отдал её в датскую церковь.

- Есть ли у вас недостатки или хотя бы слабости, в которых вы можете признаться вслух?

— Да, я думаю, что у меня всё это есть. Иногда я бываю слишком сентиментальным. К тому же я всё время собираю ненужные вещи, накапливаю их. Это потому, что я родился в военное время. Всё время думаю, что надо всё это раздать, но и на это нет времени. Хотя мы привезли в Россию несколько тысяч тёплых шведских зимних курток для зимы.

- Кажется, мне известна эта история. Шведская армия решила «переодеться» и куртки старого фасона продавала по доллару?

— Да-да, они хотели выглядеть как попугаи и расстались со старой формой. И ещё недостаток: когда я вижу, как мои друзья делают что-то глупое, мне порой бывает трудно схватить их и остановить. Но я думаю, что я этому учусь. Точно так же я учусь внимательнее относиться к женщинам, потому что они очень хорошо мне подсказывают разные вещи, дают мне информацию о разных ситуациях.

- Опишите лучший и худший дни в своей жизни.

— Я думаю, что мой ум уже почти не меняется, и я всегда себя чувствую счастливо и хорошо. Если происходит что-то неприятное, в моём уме тут же всплывает 10 решений – и тогда это просто поиск одного верного.

- Правда ли, что вас можно назвать не только ламой, но и плейбоем?

— Не думаю, что я плейбой. Я просто йогин. Я стараюсь получать как можно больше опыта всегда. Когда я прыгаю с парашютом или быстро езжу на мотоцикле, это не для того, чтобы показать, что я это умею, а для того, чтобы наблюдать за своим умом. Я прекрасно понимаю, что я могу умереть в любой момент, а я не хочу умереть, занимаясь какими-то поверхностными вещами.

- Похоже, слово «плейбой» вы понимаете гораздо шире, чем я это имела в виду. Скажите лучше, вам попадались женщины, которые говорили вам «нет»?

— Да, была парочка! (Смеётся — ред.)

- Случайно не помните, какой вопрос вы им задавали?

— Это был вопрос, который я задал бы и на следующий день, если бы время не разлучило нас.

- Я знаю, что вы не любите чеснок. А знаете ли вы, кого принято чесноком отпугивать?

— Призраков, вампиров… (рычит и пытается укусить интервьюера за плечо – ред.)

- Ну вот, а я как раз собиралась спросить, как выглядит гнев в вашем исполнении…

— Когда люди друг с другом действительно плохо обращаются, это меня очень сильно беспокоит. Особенно если они вредят женщинам, притесняют их, не позволяют им проявлять свои человеческие качества. Мне это действительно не нравиться.

- Когда вы последний раз совершали глупость?

— Прошлой ночью. Я не знал, что в непастеризованном пиве есть алкоголь, и поэтому сегодня утром проснулся с головной болью. Вчера у нас с собой был большой контейнер с пивом, оно было холодным, а мне очень хотелось пить.

- Вы не скрываете, что в молодости интересовались наркотиками. Что теперь думаете о них?

— Я думаю, что употреблять наркотики – всё равно, что сжигать свои деньги, вместо того чтобы купить на них уголь или нефть. Конечно, алкоголь убивает больше людей, чем все наркотики вместе, но в случае с алкоголем наступают моменты, когда человек понимает, что губит себя. Наркоман же всегда найдёт способ оправдаться или обвинить в своих бедах других. Поэтому с ними сложнее.

- Вы всё ещё придерживаетесь мнения о том, что человечество должно принимать срочные меры по стабилизации численности населения на планете?

— Да, в бедных странах худшее загрязнение – это перенаселение. Если люди живут друг на друге, это нечеловеческие условия. Мы должны платить им за то, чтобы они рожали меньше детей. Мы будем платить за то, чтоб у них был один или два ребёнка, но не больше. Мы бы могли таким образом давать им образование и другие вещи.

- Вашим ученикам легко: оказавшись в трудной ситуации, они всегда могут обратиться с вопросом к вам.  А к кому обращаетесь за советом вы?

— К людям, которые вокруг меня. Мне нечего скрывать. Я не притворяюсь всезнающим.

- Знаете, кем будете в следующей реинкарнации?

— Наверное, великим конокрадом.

- Почему?

— Потому, что никогда ещё им не был.

Интересы Оле Нидала не ограничиваются медитациями, декламированием поучений Будды и поиском пути к состоянию просветления. Ему есть дело решительно для всего. Он никогда не упустит случая довести до сведения общественности свои мысли о происходящем вокруг и дать парочку совсем нерелигиозных наставлений. Благо, наставления его, кроме того что совсем не вредные, ещё и весьма забавные порой:

Я всегда говорю, что нам нужно выбирать симпатичных президентов, так как нам предстоит смотреть на них много лет. И нам нужно выбирать не слишком умных президентов, чтобы они не могли придумать хитрые способы ограничить нашу свободу.

Я люблю рэп, потому что часто езжу на машине по Европе, и он мне бывает нужен, чтобы не засыпать за рулём. Я часто езжу со скоростью 250 км/ч, на машине или на мотоцикле. Бетховен здесь не поможет, но если у вас есть рэп, то вы не заснёте. Полезно для выживания.

Итак, я говорю вам не напиваться и пользоваться презервативами, когда встречаетесь с партнёром впервые. Но я говорю вам ещё одну вещь: пристёгивайте ремень безопасности. Дядя моей жены работает в больнице, куда доставляют людей после аварий, он говорит: «Я встречаюсь только с теми людьми, которые пристёгиваются. Всех остальных сразу отвозят в морг».

Я не проходил трёхлетнего ретрита, потому что даже в своих диких мечтах не мог бы себе представить, что стал бы долго придерживаться безбрачия. Даже одна ночь без любви для меня наказание. Если бы мне пришлось сидеть и смотреть только на мужчин, я бы выпрыгнул из окна. Это могут делать люди с другой внутренней химией, чем у меня.

Иисус Христос не нравился евреям, не нравился римлянам. Он говорил вещи, которые вызывали у них тревогу. Он утверждал, что он Сын Божий, а у них уже имелись все необходимые им сыновья Бога. Одним словом, он сказал что-то не то. Если бы Христос сказал: «Хорошая погода», у него не было бы никаких проблем.

Я знаю, как умер Пушкин. Он пошёл на дуэль, хотя не очень хорошо умел стрелять, что не очень мудро. Устроили войну из-за того, спала ли женщина одна. Смех да и только. Я думаю, что это дело только самой женщины. Не так ли?