Лама Оле Нидал: разные религии — для разных людей

По материалам: BBC // Подробности. — 2003. — 12 августа

«Лама» — это не монах и не святой. Это человек, который учит буддизму. Лама Оле учит тибетскому буддизму традиции Карма Кагью. Он и его жена Ханна — первые люди с Запада, получившие прямую передачу этого знания от «царя йогов Тибета», 16-го Гьялва Кармапы. Оле помнит, что в предыдущей жизни уже был ламой в Тибете. Не-буддисту трудно понять, что все это означает. Буддист же с благодарностью складывает руки на груди и просит благословения.

Когда китайцы захватили Тибет и многие жители этой горной буддистской страны были вынуждены бежать через Гималаи от оккупантов, разрушавших древние монастыри и расстреливавших лам, тибетцы, как они сами считают, начали перерождаться на Западе.

С детства Оле, датскому мальчику из профессорской семьи, снилось, как он водит по горам небольшого роста, азиатской наружности людей, спасая их от отрядов китайцев, отстреливаясь. Сейчас он уверен, что в предыдущей жизни жил в Тибете. То же самое ему сказали и те люди, от которых он, проведя три года в Гималаях, принял передачу знания.

«В день новолуния в сентябре 1970 года в Сиккиме, в Гималаях, я принял имя Карма Лоди Джамцо, что означает «Океан Мудрости». Учителя, который дал мне это имя, зовут Кармапа. Он — первый сознательно перерождающийся лама Тибета. Он делает это, начиная с 1110 года, и принял уже 17 воплощений. Наша линия преемственности называется Карма Кагью».

Мастер медитации, автор книг, переведенных на десятки языков, лама Оле основал в мире более 400 центров, и теперь у него нет дома — каждый из этих центров превращается в его дом, когда лама приезжает. В каждом он проводит не больше двух дней.

Даже если только просто переезжать с места на место, такой образ жизни свалил бы с ног любого. Но Оле Нидал еще и читает лекции, проводит коллективные медитации, дает прибежище для тех, кто решает стать буддистом. И при этом жив-здоров в свои 60 с лишним лет. По-прежнему прыгает с парашютом. По-прежнему не провел ни одной ночи без своей жены Ханны, которая путешествует вместе с ним. По-прежнему, когда есть возможность, гоняет на мотоцикле со скоростью 200 километров в час по горным альпийским дорогам. Будды хранят?

В черной футболке и джинсах, поджарый и расслабленный, этот человек напоминает преуспевающего бизнесмена на отдыхе. Вот только в глазах у этого человека плещется сумасшедшая радость. «Я не просветленный… Сам я полагаю, что являюсь освободившимся, — говорит лама на лекциях, отвечая на вопросы. — Это означает, что я не отношусь к вещам личностно, и если возникают какие-нибудь неприятности, то я не чувствую себя мишенью».

«Идея буддизма очень проста, она состоит в том, что наш ум — это чистый, ясный свет, — говорит он. — Об этом говорили и некоторые христианские мистики. Но мы еще говорим, что все люди свободны, и в этом наше отличие от христианства».

С христианством у ламы Оле отношения вполне мирные. Христианство, говорит он, — для тех, кому нужен некий бог, предписывающий, что надо, а чего не надо делать, и наказывающий за ошибки. Кого-то это устраивает.

Лама полагает, что разные религии — для разных людей. «Наша особенность в том, что мы не миссионерствуем. Во что бы человек ни верил, что бы его ни радовало, мы желаем ему всего хорошего».

Впрочем, есть идеология, с которой лама не может примириться, и острые высказывания в ее адрес стали своего рода фирменным знаком его лекций: «Демократия, свободная жизнь с одной стороны и ислам с другой — несовместимы; это как вода и нефть».

Но если ислам, по мнению ламы, опасен, отчего тогда столько миллионов людей по всему земному шару гордо называют себя мусульманами? Ответ ламы метафоричен. «Потому что в этом очень много стали, но мало золота. Кроме того, это дает их жизни очень высокую степень определенности».

Лама прекрасно помнит свои первые впечатления от России 1988 года: «Страна тогда напоминала большого раненого зверя».

Если сравнивать страну с напитками, то у нас на глазах из прокисшего молока образуется шампанское. Особенно, конечно, в Москве, где оседает до 80 процентов всех денег. Но и в других местах все меняется. Повсюду встречаешь представителей нового поколения людей, которые не ждут, когда им скажут, что делать, которые самостоятельны и независимы. И это прекрасно».

«Русские очень восприимчивы к новым идеям, их антенны настроены сразу на несколько диапазонов. У русских сильно развито абстрактное мышление — куда лучше, чем у американцев».

«Нации героического типа — а славянские народы, как правило, таковы — те, кто хочет найти счастье, очень хорошо понимают буддизм. Русские поэтичны. Если они тебе доверяют, они рискуют и идут напрямую к опыту. Есть страны, где не все так просто. Например, во Франции, в Британии, в Америке люди хотят, чтобы их за ручку вели по этой дороге шаг за шагом…»

Оригинал статьи на сайте «Подробности»