Преса про нас

А если поймешь, что сансара — нирвана, то всякая печаль пройдет

Петр Онисько // «Единство Плюс». — 1996. — 1 ноября

Пара моих друзей (буддистов — не по вероисповеданию, а по жизни) каждое лето переселяется до октября в одну и ту же дикую крымскую пещеру, где под сводом летают орлы и живет сова. Им обоим все равно, как жить: с комфортом или без, среди кастрированных цивилизацией людей — или среди скал и непуганых животных, есть полноценную домашнюю пищу или тушенку с макаронами из военных запасов. Важнее не эти, совершенно непринципиальные для них вещи, а регулярное передвижение, которое есть перемена. И хотя этот переезд запрограммирован на протяжении нескольких лет, он, видимо, позволяет многое изменить в жизни моих приятелей. Пусть даже то, чего я не в состоянии понять.На специальных буддийских курсах — «пхова» — которые проходили в сентябре под Перечином, приверженцы этого учения действительно выглядели людьми, пытающимися что-то изменить в себе и сделать свою и жизнь других счастливой. Лама тибетского буддизма Оле Нидал, прочитавший перед этим одну лекцию в Ужгороде, ответил на несколько моих вопросов.

— Что такое «пхова»?

— Пхова — это практика, которая была дана Буддой 2500 лет назад и последние 1000 лет она существовала в Тибете. Ее цель — использовать энергию, которая появляется после смерти, чтобы отправить ум (или сознание) в то, что буддисты называют «чистой страной», в то, что христиане назвали бы раем. Эта практика очень хороша для групповых медитаций, т.к. присутствует элемент последовательности. Все люди коллективно отсылают ум. Численность группы, которая присутствует здесь, очень подходящая.

— Христианские общины Ужгорода обратились к части областных СМИ с «просьбой» игнорировать Ваш приезд (снятый нашим телевидением сюжет о пхове так и не был показан и, как мне сказали, «не будет показан (!) никогда»). Как вы к тому относитесь?

— Я думаю, что это смешно, и что это напоминает средневековье. В этом нет необходимости, мы не едим детей. Люди, которые становятся буддистами, никогда бы не стали христианами. Мы желаем счастья тем, кто обращается к христианству, для кого это лучше. Сейчас даже многие буддисты в разных странах начинают интересоваться христианством. Не так важно, как называется религия; важно то, что им понятно, и от чего они могут получить пользу. Я думаю, что ваши люди из церкви должны бьпь так же счастливы, если кто-то становится буддистом, или материалистом. Это увеличит культуру здесь, и это хорошо для всех. Я уверен, что в следующий наш приезд они, хорошо поразмыслив, сделают иные выводы. У нас очень хорошее сотрудничество с с христианами во многих местах. И мы, и они делаем хорошее дело. Буддизм — очень древний, со своими традициями. Это не какая-то секта. Буддисты приветствуют приход христиан в буддийские страны.

— Были ли какие-то попытки научно обосновать появление капли крови на макушке после прохождения курсов?

— Да, ученые из Германии осматривали некоторых людей. Причем они работали с помощью очень современной техники. Они обнаружили в черепах отверстие чуть меньше одного миллиметра. Никаких физических последствий это за собой не влечет. Когда человек медитирует, он чувствует что-то вроде ветерка. Других эффектов нет. У меня около десяти дырок в голове, но я прыгаю с парашютом, делаю другие вещи, живу обычной жизнью, т.е. это никак на нее не влияет. То же касается и моих учеников.

— Можно ли делать пхову людям, которые при жизни относились к буддизму скептически?

— Все хотят счастья и хотят избежать страданий. Если кто-то скептически относится к буддизму, это означает, что он просто мало знает о нем. В этом учении нет верований, нет догм, это просто способ работать с умом. Если вы удачливый и встретились с хорошим учителем, то вы скажете; «Да, конечно. Я буду заниматься практикой». Если же вы встречаетесь с учителем, у которого мало силы и который неинтересен для людей, то, наверное, вы не станете применять это на практике. Я бы старался помогать всем существам в любое время и в любом месте, даже если они думают, что Будда был собакой. Они знают только то, что они слышали, и, может быть, у них была плохая информация.

— Многие слышали о традиционном буддизме. А чем отличается оный от практического?

— Будда учил три типа людей. Людей, которые хотели избежать опасностей и всяческих волнений в жизни; людей, которые хотели быть полезными другим, как себе; людей, которые хотели получить непосредственный опыт силы и достоинств ума. И традиционно поскольку люди ленивы и у них есть тенденция потреблять, делать деньги или рожать детей, они поручали монахам делать большую часть работы. Это сделало буддизм застывшим и замороженным во многих странах.

Но сейчас это меняется: на Западе у людей больше свободного времени, там улучшилось образование. Во всех этих областях, в т.ч. в России и на Украине, много людей, которые применяют это учение к жизни и извлекают из этого пользу. Им более интересно то, что можно делать посредством учения, чем то, чего нужно избегать. Эта группа людей — миряне. Йоги также становятся более видными — раньше они жили в каких-то закрытых местах, носили специальные одежды и выглядели по-особому — сейчас же йогой можно заниматься в повседневной жизни. Йогином человека делает видение мира и старание видеть все чистым, а не какие-то внешние вещи или внешняя активность.

По этой причине все больше активных людей приходят в буддизм, они практичны и не потребляют буддизм, как раньше. В Китае, Японии, вообще во всем восточном мире люди платят деньги монахам, чтобы они совершали молитвы за них. Вот и все. Теперь люди медитируют сами, что является большим шагом вперед.

— Как вам Ужгород?

— Все очень изменилось. Я был уже здесь в августе 94-го. Все меняется. Впервые я побывал в СССР в 1968 г., и теперь я два месяца в году провожу на территории СССР. Здесь становится все более приятно. Это проявляется на гуманистическом уровне. Я рад, что могу давать поучения в таких удивительных и красивых местах.

— Здесь какие-то особые вибрации?

— Здесь удивительная природа. Я находил здесь такие удивительные места, которые очень напоминают мне Швецию, мою молодость, времена 30-летней давности. В здешних людях есть дух идеализма, который мне очень нравится, некая плавность, мягкость. Поэтому меня очень удивляет желание христиан скрыть от людей наше присутствие здесь. Во всех остальных местах нас встречают очень открытые, дружелюбные люди.

— Что Вы можете пожелать закарпатцам-небуддистам?

— Я желаю всем здесь держать глаза открытыми в отношении тех ценностей, которые у вас есть. Я желаю сохранить вам ваш внутренний покой и глубину. И не увлекаться разными вещами, которые далеко и близко. Только ваш ум, а не ваша корова или дом, может стать счастливым. Вам нужно искать свершения там, где они действительно могут быть, т.е. в своем уме. Я надеюсь увидеть многих людей в будущем, и я благодарен вам.